№ 46 (3572) 25.11.2015

ЗАБЫТЫЕ МАРШРУТЫ

Можно ли вернуть краю туристскую славу?

cherep

Алексей Евтушенко, академик Международной Академии туризма

О том, что Ставрополье – регион, в высшей степени привлекательный для туризма, известно. Краевые власти год за годом упирают на возрастающее число посетивших наши места. При этом сервис принимающей стороны восторга у гостей, мягко говоря, не вызывает. Есть ли шансы организовать действительно качественный отдых и выстроить эффективную систему в турсфере? Востребованность внутреннего туризма в нынешних известных условиях растёт. Но политика снимать пенки с количества, наплевав на качество, ни к чему хорошему не приведёт. Можно ли выстроить эффективную систему в турсфере? Об этом – наш собеседник, Алексей Евтушенко, академик Международной академии туризма, известный на Юге России деятель отрасли, настоящий подвижник, болеющий за регион.

Центр управления

— Алексей Григорьевич, на первый взгляд, вроде всё в туризме у нас работает. А на деле – кто во что горазд, так получается?

— В советское время действовала чёткая структура управления — Краевой совет по туризму и экскурсиям, иерархия была выстроена – вверх и вниз. На Ставрополье мощная материальная база существовала, располагалась она в основном на Кавминводах. Помимо всесоюзных профсоюзных турбаз — ряд ведомственных. Одна из крупнейших принадлежала Министерству обороны СССР.

stav-vesna-peizazh

Фото Алексея Евтушенко

Принимали туристов гостиницы, кемпинги, турбазы. Один только туркомплекс «Озёрный» был рассчитан на 1,600 мест, гости со всего Союза приезжали. Об отдыхе заботились. Ведь один из важнейших ключевых принципов – смена обстановки. С Кавминвод маршруты тянулись по всему Кавказу. Транспортный вопрос тоже решался централизованно – автобаза своя была. И контрольно-спаса тельная служба. Тоже очень важный момент. Отработана была система подготовки экскурсоводов: – это две основные категории — инструктор по туризму и гид-проводник. Они должны были не только владеть огромным количеством информации, но и быть в хорошей физической форме, иметь хорошую физическую подготовку, ориентироваться на местности. Действовал фотокомбинат, где можно было снимки распечатать и купить красочную печатную продукцию. Сегодня многое изменилось, фото большей частью в электронном виде предпочитают. Но вот с подготовкой профессиональных экскурсоводов – беда. На раз-два таких специалистов не получишь. Нужно время, как минимум три года плюс практика.

Транспорт, проживание – эти вопросы туристы решают, как правило, сами. Турфирм на Кавминводах много – под сотню, но все они маленькие и трудятся действительно – кто во что горазд. Прямо сказать – выживают. Три-пять человек работают. Нашли машину, собрали людей по санаториям, пригласили экскурсовода (здесь ещё старые кадры выручают) и поехали. О каком качестве может идти речь? Откуда у таких маленьких турфирм средства на развитие? Спрос повышается, а мы стоим на месте. А всё должно в системе работать. Приходится констатировать – внутренний поток растёт, но мы к приёму туристов не готовы. Инфраструктуры нет.

Есть же и другая сторона, о которой вообще не задумываются. Возьмите Архыз – построили, порадовались, отрапортовали. А чем туристам по вечерам заняться? Одно дело, когда они в горах, в палатках – традиционные песни у костра. Это другое дело. А здесь – комплекс. В Гренобле – горнолыжном курорте на Юге Франции — несколько музеев, концертных залов. И люди вечером спускаются и получают огромный культурный заряд. А у нас по туризму только счетоводы-менедж еры считаются специалистами. Нет комплексного подхода, нет центра управления, нет координации. И это печально. В крае министерство профильное вроде создали, а ума дать не смогли. То к одному ведомству прислонят, то к другому. Чужое дитя. Что говорить – многие страны только за счёт туризма и существуют. Богатая Испания более 50% ВВП делает на туризме. А Ставрополье – в десятки раз меньше. Имея такой богатейший потенциал!

Первая тропа

— Но в крае пытаются время от времени создавать новые точки притяжения, современные и модные виды туризма внедрять. Этно-комплекс казачий открыли, но хотя при этом старые добрые маршруты забывают…

— Так и есть. Первая туристская тропа в России была создана в 1829 году именно у нас, на Кавминводах. Генерал Емануель поднялся на вершину Машука и после пожертвовал 300 рублей – большие по тем временам деньги на обустройство тропы. У нас ведь 17 гор-лакколитов сосредоточены на такой крошечной площади! Нигде в мире такого близкого соседства гор вулканического происхождения нет. НИГДЕ! При умелом продвижении и позиционировании со всего света можно туристов привлекать. Но никому это не нужно. А ведь все факторы для привлечения есть – природные, исторические. Больше 100 лет назад, в 1903-м Иван Апухтин написал статью «Гора Бештау и её окрестности», где весьма удачно с разных точек зрения описан массив Бештау. Гора, как отмечает исследователь, «была известна народам ещё в глубокую древность и на вершинах Бештау орды скифов и сарматов имели главный лагерь. …Теперь на северо-восточной стороне Бештау встречаются развалины бывшего жилья каких-то народов, но, к сожалению, археологи до сих пор не обследовали горы Бештау».

За рубежом такие свидетельства в большой цене. На них и строится привлекательност ь, рождаются легенды. Известнейший краевед, основоположник туризма на Кавказе Рудольф Лейцингер нередко недоумевал – на его родине в Швейцарии этому огромное значение придаётся. Мы же и сегодня преступно это игнорируем.

— Кавминводы связаны с именами знаменитых поэтов и писателей. И множество историй, связанных со с участием знаменитыизвестн ыхми историческихми личностейями, также могли стать хорошим поводом для создания новых маршрутов. Как вы считаете?

— Конечно! Александр Сергеевич Пушкин поднимался на 5 из 17 гор-лакколитов. Не буду пересказывать, приведу строки из письма великого поэта брату Льву Сергеевичу: «Два месяца жил я на Кавказе; Воды мне были очень нужны и чрезвычайно помогли, особенно серные, горячие… Жалею, друг мой, что ты со мною вместе не видал великолепную цепь этих гор, ледяные их вершины, которые издали на ясной заре кажутся странными облаками, разноцветными и неподвижными; Жалею, что не всходил со мною на острый верх пятихолмного Бештау, Машука, Железной горы, Каменной и Змеинной. Кавказский край — знойная граница Азии — любопытен во всех отношениях». Так высоко отзывался Пушкин об увиденном, нам бы и его маршруты увековечить – Пять вершин великого поэта. Уверен, желающие подняться на них найдутся.

С любовью к истории

— Вы в своё время создали и долгое время возглавляли Центр детского и юношеского туризма в Пятигорске. И сегодня продолжаете заниматься воспитанием подрастающего поколения. Что считаете самым важным своим достижением на этом поприще?

— Этим летом нашему Центру наконец присвоено имя Рудольфа Лейцингера. Мы добивались этого много лет. Этот человек искренне болел за наши края, был влюблён в Кавказ всей душой и сделал очень много для популяризации Кавминвод и Северного Кавказа. Мы разработали специальную экскурсию по лейцингеровским местам Пятигорска. Есть у нас и особое направление – туристская история нашего региона. Она помогает лучше узнать родные места, это воспитывает любовь к малой родине, с которой и начинается патриотизм. Нельзя быть равнодушным к той Земле, на которой живёшь! Вновь приведу в пример Лейцингера. Он так был предан Пятигорску, хотя родился далеко отсюда, в Европе. Но он приглашал сюда зарубежных туристов, он был уверен, что эти места побьют все рекорды привлекательност и!

— Но Кавминводы — это бальнеологически й курорт. В первую очередь. И наплыв туристов только во вред, есть такая точка зрения. Ваше мнение?

— Здравница, безусловно. И все проблемы, когда экология курортов страдает под напором застройщиков и вырубки деревьев, нас тревожат и возмущают. Но противоречия нет – это подтверждает опыт советского времени. Одни лечились и оздоравливались в санаториях, другие занимались активным туризмом, поднимались в горы, ходили в походы. Отдыхающим прописывали терренкуры, люди ездили на экскурсии. Во всём нужен комплексный подход. Прежде у туротрасли была своя материальная база, потоки были разведены. Они и сегодня не пересекаются. Более того, подчеркну, что активных туристов приезжает в десятки, а то и в сотни раз меньше, чем во времена СССР.

Ирина ДОБРОНРАВОВА

Фото Алексея Евтушенко

Наверх