№ 47 (3624) 30.11.2016

КЛИНИЧЕСКИЕ «БОМБЫ»

На минувшей неделе Ставрополь подвергся массированной атаке телефонного террориста.

Про него, террориста, все же правильнее будет без кавычек, потому что подобные действия и наказание за них никаких условностей не приемлют. Шутка ли, в один день была нарушена работа аж четырех медицинских учреждений! А все мы хорошо представляем, что такое эти учреждения: много людей, пришедших со своими хворями и проблемами, стоящих в очередях и думающих лишь об одном: поскорее попасть к врачу. А тут вдруг – эвакуация, полиция с собаками, паника и стресс.

Итак, что же произошло? В полдень 24 ноября полиция эвакуировала всех людей из Ставропольской хозрасчетной поликлиники, краевого клинического противотуберкулезного диспансера, клинической поликлиники
№ 6 в Юго-Западном районе и городской детской поликлиники из-за звонков о якобы готовящихся взрывах. Территории зданий были оцеплены, и в Ставрополе, по некоторым данным, перекрыли несколько улиц. По каждому из сигналов работали следственно-оперативные группы сотрудников правоохранительных органов, объекты были тщательно обследованы специалистами-взрывотехниками и кинологами.

В пресс-службе ГУ ММВД России по СК рассказали, что в медучреждениях взрывчатых веществ не обнаружено, ни в одном из случаев реальной угрозы жизни и здоровью граждан не выявлено. В тот же день стражи порядка задержали телефонного террориста, которым оказался душевнобольной житель села Татарка.

Примечательно, что 23 ноября на пульт дежурного полиции также поступил звонок от неизвестного о «бомбе» в краевом диагностическом центре. Но здесь, наверное, все же другая история – «бомбой» был черный полиэтиленовый пакет, забытый одним из пациентов. А звонивший, по-видимому, проявил бдительность, усиленную паническим настроением.

Ну а какое наказание предусмотрено за подобные деяния? Напомним тем, кто все же захочет пошутить с законом. Статья 207 УК РФ (заведомо ложное сообщение об акте терроризма) предусматривает максимальное наказание до пяти лет лишения свободы. Но законодатели уже выступают с предложением повысить эту планку до восьми лет.

Игорь ИЛЬИНОВ

Рисунок baikal-media.ru

 

Наверх