№ 2 (3732) 16.01.2019

В НАДЕЖДЕ НА ДОСТОЙНУЮ РАБОТУ И ПРИЕМЛЕМЫЕ ЦЕНЫ

Стоит ли в 2019 году бояться массовых сокращений и высокой инфляции в стране?

Незадолго до Нового года в СМИ прошла информация о том, что в России грядут непростые времена. В частности, о затяжной стагнации в экономике страны на протяжении ближайших 20 лет заявил лидер «Яблока» Григорий Явлинский, который к тому же озвучил основные последствия этого процесса для рядовых россиян: снижение их доходов с одновременным увеличением закредитованности, что в целом приведет к ощутимому обнищанию населения.

Растиражированная «страшилка»

Некоторые другие эксперты так же были не особо оптимистичны в своих прогнозах, говоря о том, что ситуацию усугубил ряд непопулярных реформ – увеличение НДС, повышение пенсионного возраста, усиление фискальной нагрузки в целом. В том числе кое-кто из аналитиков предрекал увольнения и сокращения работников в массовом порядке уже в 2019 году. Так, специалисты ресурса rabota.ru, опираясь на соцопрос среди работодателей, обнародовали свое исследование, согласно которому почти четверть работодателей намерена уменьшить число своих сотрудников в текущем году.

Кроме того, издание «Известия» со ссылкой на имеющийся в распоряжении редакции прогноз Минтруда, рассказало о том, что в ближайшей перспективе работы лишатся порядка 230 тысяч россиян. В первую очередь потеря рабочих мест грозит сотрудникам банковской и транспортной сфер, а также тем, кто задействован в производстве электрооборудования вычислительной и измерительной техники. Назывались и конкретные сроки, в течение которых наиболее велик риск увольнений – с 12 декабря 2018 г. по 12 марта 2019 г.

Подхватив «волну», многие СМИ растиражировали «страшилку» о предстоящих массовых сокращениях в стране. Представители Минтруда оперативно опровергли данные сведения, назвав их неверной интерпретацией. В официальном сообщении министерства говорится следующее: «По прогнозу Минэкономразвития России, в 2019-2021 годах численность безработных по методологии Международной организации труда будет находиться на том же уровне, что и в 2018 году, то есть не превысит 3,6 млн человек. Общая безработица останется на уровне 2018 года – примерно 4,7-4,8 %». Также в релизе говорится о том, что на начало декабря минувшего года уровень регистрируемой безработицы в среднем по стране даже снизился – с 1 % на тот же период 2017 г. до 0,9 % от численности экономически активного населения (около 661 тыс. чел.).

При этом в телеинтервью глава ведомства Максим Топилин рассказал, что число официально безработных (зарегистрированных в центрах занятости) россиян в 2019 году будет расти – с нынешних 700 тысяч примерно до одного миллиона граждан. Он объяснил это увеличением пособия по безработице (впервые за последние десять лет его максимальный размер повысили с 4900 до 8000 рублей). То есть, по сути, изначальные данные «Известий» о том, что в нынешнем году безработными окажутся порядка 200-300 тысяч россиян, были подтверждены. Ведомству просто очень не понравилось употребление журналистами оборота «массовые увольнения».

Ощущение диссонанса

Как бы там ни было, официальная статистика не всегда стопроцентно верно отражает истинное положение вещей. Тем более трудно строить прогнозы о планируемых сокращениях на основе признаний в этом самих работодателей – мало кто добровольно и заблаговременно громогласно заявит о столь непопулярных мерах, особенно в долгосрочной перспективе. По закону уведомлять ЦЗН о подобных намерениях организации должны не менее, чем за два месяца до сокращения штата.

Примечательно, что власти, признавая, что безработица будет расти, относят эту тенденцию к тому, что люди из-за увеличенного пособия будут активнее регистрироваться на биржах, и называют такую динамику незначительной, а в целом ситуацию на рынке труда характеризуют как стабильную. Однако все равно возникает некий диссонанс: 200-300 тысяч ожидаемых безработных (это только официальная «картина») как-то не стыкуются с активными заверениями в период проведения пенсионной реформы о том, что в нашей стране достойная работа найдется даже для стариков. Независимые же эксперты напоминают, что в числе факторов, напрямую влияющих на сокращение штата, — именно довольно резкий рост числа трудоспособных граждан, для которых пенсия отодвинулась на энное количество лет, при том, что спрос на трудовые ресурсы остается на прежнем уровне, а возможно, и ниже — с учетом интенсивной автоматизации производственных процессов.

«Подарок» к праздникам

Похоже, комплекс этих причин сыграл уже злую шутку как минимум с двумя сотнями ставропольцев, лишив их работы аккурат к Новому году.

Сразу же после январских каникул в Центре занятости краевой столицы было необычайно многолюдно: такого мощного наплыва посетителей здешние работники, пожалуй, давненько не видали – в зале столпилось не менее 50 человек и их число все увеличивалось. Можно было бы предположить, что безработный народ, дотоле пренебрегавший услугами биржи, с вступлением в силу нового закона о повышении пособия по безработице и впрямь ринулся регистрировать свой статус. Однако на самом деле все оказалось печальнее: как рассказали женщины, томившиеся в очереди у приемных окошек, они вместе со своими коллегами – теперь уже бывшие работники завода «Сигнал», попавшие под сокращение штата.

По словам наших собеседниц, уволено было человек 200. Как и положено, о грядущем сокращении их уведомили за два месяца до этого события, но казус в том, что увольнение большинства заводчан прошло под занавес 2018 года — 29 декабря. Тем самым, учитывая десятидневные праздники, у людей остался совсем маленький временной «зазор» — пара-тройка дней, чтобы успеть встать на учет в ЦЗН (по закону при сокращении или ликвидации предприятия это желательно сделать в течение двух недель). Пропустив эти сроки, высок риск потерять выплату от экс-работодателя в размере среднемесячного заработка на третий месяц своей безработной жизни. А что потом? Наши собеседники смотрели в будущее пессимистично: «У многих ребят специфичные профессии – работу будет трудно подыскать».

Обратная сторона «конверта»

Стоит сказать и о том, что свершившееся увольнение, как бы парадоксально ни прозвучало, это еще не самое грустное. У молодых и амбициозных специалистов есть шанс найти новую работу, быть может, даже с более высокой зарплатой. А у уволенных пенсионеров – какая-никакая, но имеется финансовая подушка безопасности в виде пенсии. Но многие люди, фактически имеющие работу, крайне недовольны ее условиями. При этом они, смиряясь, продолжают трудиться, поскольку не видят для себя иной альтернативы.

Так, без радости встретил Новый год ставропольчанин Юрий. Мужчина работает на предпринимателя, официально оформлен на полставки, хотя трудится полноценный рабочий день и зачастую даже в праздники и выходные. Работодателю же держать «полставочников» удобнее и экономнее, ибо при таком раскладе он делает меньше отчислений за сотрудников. «А с февраля начальник собирается перевести меня и других работников вообще на четверть ставки, — делится мужчина, — МРОТ же подняли, хотя и не намного, но директору это невыгодно». Понятно, что по факту зарплату Юрий получает в пресловутом «конверте», и ее размер (по крайней мере — по уверениям самого бизнесмена) с переводом на четверть ставки не уменьшится. Но и не увеличится тоже. Однако и без того малые перспективы на получение в дальнейшем достойной пенсии у Юрия, как и у многих, кто работает по такой же схеме, стремительно тают, приближаясь к нулю.

Беседую еще с двумя ставропольчанками, которые вынуждены работать на аналогичных «конвертных» условиях, диктуемых работодателем. Марина и Оксана – сестры, работают в частной парикмахерской с официальным окладом в МРОТ, плюс получают сверху «серые» 8 тысяч. «Хозяин уже года три как держит зарплаты на одном и том же уровне, — говорят девушки, — хотя объемы работы постоянно растут. Салон находится в проходном месте – клиентов у нас обычно много, но на заработках это практически не отражается. Мы не раз пытались выбить себе повышение оклада, но ответ слышим всегда один: мол, не нравится – вас никто здесь не держит, а незаменимых нет».

По словам сестер, шабашить тоже не удается – по углам помещения установлены камеры, поэтому подработка им светит лишь за пределами салона и во внерабочее время, которого, к сожалению, всегда не хватает. Уволиться – не вариант, т.к. в других местах условия если и лучше, то не намного. «Мы уже думали о том, чтобы самим начать свой бизнес, — рассказывают собеседницы. – Но пока не осилим по финансам ни аренду помещения, ни покупку оборудования. А без стационарной парикмахерской, например, по объявлениям, много не заработаешь».

Несопоставимые показатели

Таких работников много по всей России. И если сотрудники крупных предприятий и организаций еще как-то защищены нормами ТК, в том числе в случае сокращения или увольнения, то перед подобными ситуациями «рабсила» частников зачастую совершенно оголена. К примеру, наш герой Юрий, расставшись со своим скупым начальником и встав на учет в Центр занятости, несмотря на долгожданное повышение максимального пособия по безработице, все равно в период поиска подходящей вакансии будет получать сущие копейки, т.к. его официальная зарплата смехотворно мала. К тому же, напомним, наши власти постарались повысить пособие так, чтобы, в целом, не понести особых финансовых потерь. Ведь, увеличив размер такой выплаты почти вдвое (если быть точным – в 1,6 раза), вдвое же сокращен и срок пребывания на бирже – вместо года теперь находиться на учете можно всего 6 месяцев. Исключение составляют предпенсионеры и сокращенные, которым дозволено получать пособие в течение года.

Получается, что даже если, к счастью, прогнозы о массовых сокращениях не оправдаются, для весьма многих россиян год не сулит каких-то кардинальных перемен в лучшую сторону. Касается это и продолжения практики серых схем на рынке труда, и слабых перспектив повышения качества жизни населения в целом. Ведь зарплаты в «конвертах» (да и не только) у обычного работящего люда увеличиваются со скрипом, да это все равно мало сопоставимо с ростом цен на товары и услуги. А с резким их удорожанием все мы столкнулись с повышением НДС.

Для заметки: только за первые 9 дней января, по данным Росстата, инфляция составила 0,5% (в аналогичный период 2018 г. – лишь 0,2%), причем более всего подорожали продукты питания, особенно – овощи и яйца. Цифра, мягко говоря, настораживает – такой взлет скорее характерен для месячной фазы. А тут – скачок за неделю. И, кажется, это еще «цветочки». Так, РИА Новости приводит комментарий исполнительного директора Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз» Дмитрия Вострикова, который считает, что в первом квартале 2019 года рост потребительских цен будет на уровне 8%. Что ж, возможно, власти и эту динамику сочтут «незначительной».

Инга САМОЙЛОВА

Рисунок из свободных источников

Наверх