№ 26 (3756) 03.07.2019

«БАБА ШУРА» — ЗА РАМКАМИ ЭКРАНА

У актрисы Натальи Теняковой сегодня юбилей

Народной артистке России, награжденной орденами Дружбы, Почета и орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, обладательнице премий «Золотая маска» и имени Станиславского Наталье Максимовне Теняковой сегодня исполнилось 75 лет, и более полувека из них она посвятила театру.

Первое знакомство

Мне эта фамилия запомнилась после того, как я посмотрела фильм «Старшая сестра». В 1966 году на него шли из-за Татьяны Дорониной, которая играла старшую сестру Надю. Ею восхищались, ей подражали, ее превозносили как зрители, так и критики. Рядом с этой яркой личностью молодая актриса, исполнительница младшей сестры Лиды, могла бы и потеряться, но в ней все же было что-то, делавшее и ее запоминающейся. Наверное, какая-то сдержанная эмоциональность, которая выражалась не словами, а во взгляде, в скупых жестах, в особом повороте головы… Запомнился и несколько странный голос юной актрисы, словно немного заторможенный. А вообще, вся троица – сестры и их дядя Митя, которого играл всеми любимый Михаил Жаров, сумела привлечь зрительский интерес к вполне обычной семейной истории.

Бывая в 60–70-е годы в Ленинграде, я, конечно же, стремилась посмотреть как можно больше спектаклей на разных сценах, но с особенным интересом шла в Большой драматический театр, который уже успел прославить выдающийся режиссер Георгий Товстоногов, и где можно было увидеть непосредственно на сцене Кирилла Лаврова, Евгения Лебедева и многих других замечательных артистов. Но когда приезжаешь на несколько дней, выбор бывает небольшой. И все же мне повезло: достала билет на спектакль «Лиса и виноград» по известной пьесе Фигейредо об истории древнегреческого раба-философа Эзопа. В программке увидела фамилию, которая запомнилась по картине «Старшая сестра»: Тенякова. Она играла Клею, жену философа Ксанфа, отличавшегося своей моральной нечистоплотностью. Он привел в дом уродливого раба Эзопа, который стал развлекать свою госпожу интересными рассказами, чем и увлек ее, испытывая в то же время к ней сильное чувство. На сцене разворачивалась история трагической любви, а в действительности, как потом выяснилось, крепла взаимная симпатия между исполнителями, которая переросла в счастливую любовь продолжительностью почти в полвека, — раба играл Сергей Юрский. Роль Клеи с ее неторопливостью очень подходила Наталье, глубокий и густой голос актрисы производил какое-то завораживающее действие, а Юрский, уже хорошо известный по фильмам, представал в совсем ином образе. Видеть на сцене ни его, ни Тенякову мне больше не довелось. Да и фильмов с ее участием я больше не видела, пока не вышла полная драматичности и комизма лента Владимира Меньшова «Любовь и голуби». Но об этом позже, а пока вернемся к началу творчества актрисы.

Начало

Желание стать актрисой Наталья держала в тайне от отца, который хотел видеть ее педагогом. Она уже год проучилась в Ленинградском государственном институте театра, музыки и кинематографии, когда тайна была раскрыта, но успешная учеба дочери его успокоила. Позднее актриса признавалась, что за свое творчество особо благодарна двум людям: учительнице литературы, которая посоветовала ей поступать в театральный вуз, и Борису Вульфовичу Зону, на курс которого попала в институте. «Я никогда не стала бы актрисой, — сказала в одном из интервью Наталья Максимовна, — если бы попала к другому педагогу… Не хочется говорить банальности, но Зон в каждом гадком утенке видел нечто фантастическое. Это поразительно – как он угадывал! Брал совершенно бесформенное существо и видел в нем будущую форму». Собственную «форму» педагог нашел не только для Натальи, но и для ее однокурсников, ставших впоследствии широко известными, Ольги Антоновой, Виктора Костецкого, Леонида Мозгового, Льва Додина… Последний, кстати, позднее стал прекрасным режиссером, а во времена студенчества так настойчиво ухаживал за Натальей, что добился своего: она стала его женой. Но, как говорится, пути господни неисповедимы. Когда уже замужняя Тенякова училась на третьем курсе, ее пригласили сняться в телеспектакле «Большая кошачья сказка» по произведению чешского писателя Карела Чапека. В главной роли снимался уже известный к тому времени Сергей Юрский, а Наталье предложили роль его невесты. Она влюбилась, что называется, с первого взгляда. Сама Тенякова вспоминает об этом так: «Треугольники не в моем характере. Когда я поняла, что меня ударило, я пришла и честно призналась Леве: «Прости, но я влюбилась». Он побледнел и спросил: «Боже, в кого?» Я ответила: «В Сергея Юрского». Лева облегченно вздохнул: «Слава богу, ты б еще влюбилась в Иисуса Христа!». Как оказалось, муж недооценил силы ее чувства и симпатии, возникшей у Юрского к юной партнерше, которая была на девять лет младше его. Правда, эта встреча не стала основой для близких отношений между ними, и Юрский продолжал жить с Зинаидой Шарко, тоже актрисой БДТ, забыв, казалось, о Теняковой. Она же после окончания института в 1966 году стала актрисой Ленинградского театра имени Ленинского комсомола и сразу была задействована в «Трехгрошовой опере», сыграв Полли Пичем. В следующем спектакле — «Дни нашей жизни» Наталья исполнила роль Оль-Оль. Георгий Товстоногов, искавший для своей труппы молодых талантливых исполнителей, в 1967 году пригласил Тенякову в БДТ, и она согласилась. На репетициях спектакля «Лиса и виноград» Наталья вновь встретилась с Юрским, и параллельно с трагической любовью на сцене в жизни развивалась любовь, которая скрепила их союз почти на 50 лет. У них родилась дочь Дарья, тоже ставшая актрисой и подарившая родителям двух внуков.

Звездная пара

Казалось, в семье Юрских все складывалось удачно, оба были ведущими актерами знаменитого театра. Но к концу 70-х начались неприятности. Юрскому не давали ролей, его перестали приглашать на киносъемки, вырезали из телепередач кадры с его участием, а Теняковой советовали оставить мужа, у которого не было никаких перспектив. Однако именно тогда она, не поменявшая девичью фамилию при заключении брака, сделала это в сложный для мужа момент и стала по паспорту Юрской. Вскоре им поступило приглашение из Театра имени Моссовета, и супруги переехали в столицу. Здесь очень скоро они стали ведущими актерами московского театра, а Юрский к тому же получил должность режиссера и возможность самому ставить спектакли. Тенякова выступала в главных ролях. Она сыграла Софью Андреевну Толстую в спектакле «Если буду жив», Любовь Дмитриевну Блок в «Версии», Грушеньку в «Братьях Карамазовых», Поликсену в постановке по пьесе «Правда хорошо, а счастье лучше»… В 1988 году Олег Ефремов пригласил ее в МХТ имени Чехова, где она сразу получила роль Раневской в спектакле «Вишневый сад». А далее были Мадлена Бежар в «Кабале святош», графиня Эрминия в «Красивой жизни», Секлетея Семеновна в «Блаженном острове», Фекла Ивановна в «Женитьбе» и еще целый ряд интересных работ. За роль Гурмыжской в спектакле по пьесе Александра Островского «Лес» Тенякова в 2005 году получила премию имени Станиславского. Наталья Максимовна принимала также приглашения на разовые выступления в других театрах – имени Вахтангова, «Школа современной пьесы», «Модернъ»…

В кино снималась очень редко, и то преимущественно в телеспектаклях. Она всегда считала себя именно театральной актрисой и часто отказывалась от предложений принять участие в каком-либо фильме. «Мне никогда не нравилось играть в кино! – говорит она. – Для меня это неинтересно, скучно… Снимают отдельными кусками, то с конца начнут, то с середины. То ли дело театр: собрался, сделал глубокий вдох – и сыграл на одном дыхании от начала до конца». И все-таки однажды она отступила от своего правила, создав совершенно незабываемый образ бабы Шуры в картине Владимира Меньшова «Любовь и голуби». Режиссер ее буквально уговорил на эту роль, когда она пришла на съемочную площадку вместе с Юрским, исполнителем роли дяди Мити. Ей было всего 39 лет, а сыграть надо было старушку, причем совсем простую. Такое перевоплощение, а также возможность побывать в Карелии, где должны были проходить съемки, и соблазнили Наталью Максимовну. Она «примеряла» на себя манеру поведения и разговора сельских соседок по даче, их походку, грим дополнил образ, и в результате получилась поистине звездная роль, а лучше сказать, что вместе с Юрским — звездная пара.

Трудно даже представить себе, как тяжело пережила Наталья Максимовна кончину мужа, который ушел из жизни в феврале нынешнего года. Боль смягчают только дочь и внуки, а также сцена. По некоторым сведениям, Наталья Максимовна служит сейчас в Театре имени Ермоловой, где еще совсем недавно вместе с супругом и актрисой Людмилой Дребневой выступала в постановке «Полеты с ангелом. Шагал». Она получает приглашения в антрепризы, но почти не принимает их, считая, что в таких спектаклях много коммерческого и мало творческого. Ни возраст, ни проблемы со здоровьем не могут отлучить ее от сцены, которую она полюбила однажды на всю жизнь.

Идиллия ДЕДУСЕНКО

Фото из свободных источников

Наверх