№ 28 (3758) 17.07.2019

КОЗЫ РАЗНЫЕ НУЖНЫ

На просторах России появляется всё больше новых пород этих животных

Уже много лет знаю Светлану Ивановну Новопашину, доктора сельскохозяйственных наук, ведущего специалиста России в области козоводства.

Долгое время Светлана Ивановна работала во Всероссийском институте овцеводства и козоводства (ВНИИОК), сейчас она трудится во ВНИИплем. К тому же она секретарь Ассоциации промышленного козоводства России. Работа ученого в массовом сознании ассоциируется если не с кабинетом, то уж с лабораторией наверняка. Для Новопашиной лаборатория – это козьи фермы по всей России, где она проводит большую часть времени. Здесь, на местах, ведется настоящая селекционная работа, здесь создается племенной фонд российского козоводства. Каждый раз, встречаясь со Светланой Ивановной после серии поездок на выставки за границей, в России, по козоводческим хозяйствам, узнаю много нового. Не стала исключением и наша очередная встреча.

От Волги до Байкала

В мае Светлана Ивановна участвовала в традиционной овцеводческой выставке в Астрахани, где козоводство остается в тени овцеводства, как бы дополнением к нему. А недавно вернулась из Бурятии, где проходила зональная Сибирско-Дальневосточная выставка овец и коз. Но уже три года подряд в Туле проводятся и чисто козоводческие всероссийские выставки, в рамках которых проходят и дегустации сыров и других продуктов из козьего молока. С каждым годом число участников растет небывалыми темпами, а качество поголовья улучшается, что говорит о популярности козоводства.

-Ну, и что в Бурятии? Есть какие-либо региональные особенности?

— Конечно, есть. В овцеводстве это практически отсутствие тонкорунных и полутонкорунных животных. Местные овцы дают грубую шерсть, которая идет на производство войлока. А козоводство развивается примерно по общероссийскому сценарию. Это в первую очередь зааненская порода, которая пока вне конкуренции по удойности, затем – альпийская, появляется и нубийская. Мне понравился менталитет местных козоводов, они искренне заинтересованы в профессиональном росте, благодарны за каждое замечание, совет. Словом, стремятся к обучению и профессиональному росту. Практически все поголовье в Забайкалье сосредоточено в личных подсобных хозяйствах. По России это тоже так, но процент коз в ЛПХ снижается. Если лет десять назад почти сто процентов коз находилось в личных подворьях, то теперь только 77 процентов. Фермеры активно осваивают козоводство, подтягиваются и крупные предприятия. В козоводческую отрасль активно приходят состоятельные люди, сделавшие деньги в других сферах. Как правило, интерес к козоводству начинается с интереса к здоровому питанию для своей семьи, для своих сотрудников, а потом их, что называется, затягивает.

— И кого же затянуло в последнее время?

— Под Ставрополем появилась новая ферма на тысячу коз. Это как раз тот пример, когда в отрасль приходят люди из другого бизнеса. В данной ситуации это строительная компания, которая, кстати, сама разработала проект фермы. Теперь она готова реализовывать его другим фермерам.

В Адыгее начат проект на две тысячи голов. Это уже московский бизнес вкладывает деньги. Я скоро буду отбирать поголовье для них.

И за границей могут обмануть

— Где, интересно, у нас или за границей?

— В Голландии. Эти компании могут себе позволить покупать племенной материал за рубежом. Но и у нас в России есть прекрасное поголовье.

Голландцы, конечно, молодцы, у них очень хорошее поголовье, но далеко не у всех фермеров. Нужно знать, с кем иметь дело.

-А что, обманут?

— И еще как.

— Да это же Европа!

— Я знаю много случаев, когда крутые россияне, побрезговав своим, кинулись закупать коз в Европе. И были кинуты на большие деньги. Фирма, с которой сотрудничаем мы, надежная и честная, мы доверяем друг другу. Они даже просили меня, чтоб я для них отобрала лучших козликов-производителей.

Не надо забывать, что в России племенное поголовье на порядок дешевле, а качеством мало уступает зарубежным, а иной раз и превосходит их.

Мурсиано гранадино

От Светланы Ивановны я узнал, что в Георгиевском районе появилась ферма, где будут разводить новую для России породу – Мурсиано гранадина. Что за коза такая?

— Порода выведена в Испании в 1975 году, от двух старых пород – Мурсиано и Гранадина. Эти козы сейчас стоят очень дорого в России, до 200 тысяч рублей. На мой взгляд, цена завышенная. Но состоятельные люди покупают их. Козоводы – увлекающиеся люди, некоторые из них готовы тратить большие деньги на любимое дело.

А вообще, Мурсиано гранадина подходит для жаркого сухого климата, может обходиться бедным кормом. Так что у этой козы может быть будущее в России, например, в Астраханской области, в Калмыкии, на востоке Ставрополья. По количеству молока она уступает и зааненской, и альпийской породам. Но молоко у них жирное, с повышенным содержанием белка, что хорошо для сыроварения. Кстати, эти козы очень доброжелательны, с ними легко работать, она и ножку подымет при дойке, и в глаза тебе заглянет.

Светлана Ивановна рассказала и о других породах коз, которые завозят энтузиасты в Россию. Это, например, индостанские козы, с длиннющими ушами. Они в азиатских странах даже выходят на подиумы. А хозяева победителей таких конкурсов красоты получают в качестве призов «Мерседесы».

Популярными становятся и миниатюрные козы – камерунские карлики, пигмеи. Они мало едят, но по литру молока в день дают, так что иметь такую козочку даже выгодно. Но коза – это еще и прекрасный компаньон, друг, поэтому таких козочек покупают для души.

Кооперация поможет

По словам Новопашиной, в Европе практически нет козоводов-универсалов. Кто-то специализируется на производстве молока, кто-то на племенном деле, а кто-то — на сыроварении. Наши же козоводы умеют всё: доят, фасуют молоко, делают сыры. Не от хорошей жизни. У нас не развита структура козоводческой отрасли. Перед каждым козоводом встает вопрос: куда сбывать продукцию. Если сам не позаботишься о переработке, можешь остаться со своим молоком у разбитого бидона. Например, одни знакомые фермеры в Буденновском районе раньше сдавали молоко на молокозавод. Но условия были настолько невыгодные, что пришлось самим наладить и фасовку, и производство сыров, и открыть собственный магазин.

Но без кооперации далеко не уедешь. Надо вспоминать наш былой опыт, и на новой основе отлаживать взаимодействие между козоводами. Этим уже занимаются крупные козоводческие компании, создают по стране перерабатывающие предприятия, куда поставляют свое сырье, подключают небольших фермеров, которым будут раздавать качественное поголовье, чтобы они производили молоко для заводов этих компаний.

Уже появляются и хранилища для сыров, где будут работать специалисты по переработке и хранению сыра – аффинёры, которые могут принимать на хранение продукцию мелких сыроварен. Ну, а население в целом только выиграет, так как получит качественные и полезные для здоровья продукты питания.

Сергей ИВАЩЕНКО

Фото из архива Новопашиной С.И.

Наверх