№ 29 (3759) 24.07.2019

ЗАВЕЗЁНКА

Директор школы — бывшая горожанка, учит станичных ребят трудиться и любить свою малую родину

Татьяну Валерьевну Толоконникову я знаю несколько лет. Рассказывал, как в ее школе учат детей чтить традиции предков, изучая казачий быт и культуру, и как такое воспитание помогает молодежи в нынешней жизни.

Станица Расшеватская, где живет Толоконникова, – самобытный населенный пункт. Здесь сильны традиции казачества, еще сохранился свой оригинальный язык, при этом расшеватцы прекрасно вписываются в современную жизнь. Здесь много фермеров, предпринимателей. Такого обилия хороших машин я не видел ни в одном сельском населенном пункте края.

И вот узнаю, что директор, ратующая за возрождение казачества, не только не казачка, но вообще горожанка – приезжая, как называют казаки всех неместных.

Четыре поколения под одной крышей

Татьяна Валерьевна Толоконникова

Татьяна Валерьевна родилась в Ставрополе. Ее мама – коренная ставропольчанка. Папа из сельской местности, он из гребенских казаков, но большую часть жизни живет тоже в городе.

– Я училась в пединституте русской филологии, – рассказывает Татьяна Валерьевна, – и у нас после второго курса была диалектологическая практика. Большинство девочек – из сельской местности, вот домой и поехали. А мне куда? Подруга пригласила к себе в Расшеватскую. И я две недели прожила у нее дома, в казачьей семье. Поразило, насколько живы там старые традиции, несмотря на то что приближался уже 21-й век. Этот особый, непривычный для меня уклад жизни как-то пленил меня: показалось, что в этом ретроградстве был какой-то глубокий смысл, делающий людей сильнее, мудрее. Там же, в Расшеватке, я познакомилась со своим мужем Васей Толоконниковым, студентом ветфака Ставропольского сельхозинститута. Когда встал вопрос, где и как нам жить после учебы, подумав и взвесив все за и против, решили ехать в станицу: там мужа уже ждала работа ветврачом в местном колхозе. Для меня это было непростое решение, и я не сразу вписалась в станичную жизнь.

Так Татьяна стала завезёнкой, как в станице испокон веков называли жен казаков, привезенных со стороны. А это значило, что к тебе особое внимание, что уважение людей и тем более их любовь надо еще заслужить.

– Я думала, что достаточно легко впишусь в станичный быт. В Ставрополе у нас была дача, стало быть, к работе на земле я привычна. Но одно дело обрабатывать шесть соток, другое – тридцать! А еще живность, а уборка двора! Я видела, что за мной внимательно наблюдают свекровь и бабушка, и далеко не все, что я делала, им нравилось. А жили мы в доме мужа, сначала под одной крышей жило три поколения, а потом, когда родилась у нас дочь, и четыре. Здесь так принято, старший сын должен жить с родителями. Ему во всем помогают, а потом и он обязан досматривать родителей.

– Надеюсь, вас там не гнобили, как у Некрасова: «Будет бить тебя муж-привередник и свекровь в три погибели гнуть», или, как в старых советских фильмах о казачестве, где невестки и слова молвить не могли?

– Нет. Свекровь и бабушка – мудрые женщины, я им благодарна за терпение и хорошую науку. Свекровь, кстати, тоже учительница, хорошо понимала меня. Даже раньше срока ушла на пенсию, чтобы помочь приглядывать за маленькой дочкой, и тем самым позволила мне реализоваться в профессии. Вообще преимуществ у большой семьи, где под одной крышей живут несколько поколений, очень много. В этом великая мудрость предков, – говорит Татьяна Валерьевна. – Сейчас, когда мы живем самостоятельно, я поняла, что нам стало труднее.

Твой дом – твоя гордость

А что такое расшеватский образ жизни? Много всяких нюансов.

Кровать надо заправить, например, не просто, чтоб было аккуратно, а с шиком. Подушечка на подушечку кладется, чтоб башенкой в виде пирамидки. Белье вывесить для сушки тоже как попало нельзя. Женское с женским, мужское с мужским, детское отдельно. И по цвету, и по размеру надо гармонию соблюсти.

– Мы купили стиральную машинку-автомат, а у нее мощность такая, что если параллельно утюг включить – пробки выбивает. А у расшеватцев нельзя, чтоб белье постирать сегодня, а завтра выгладить. Надо, чтоб все в один день, чтоб ничего не валялось. А я не могу параллельно утюжить, – вспоминает Татьяна Валерьевна, – вот бабушка меня постоянно и спрашивала: «Ты уже погладила, нет?». Объясняю, что не получается теперь так, как у них принято. Она смотрела-смотрела и говорит: «Гадня твоя машинка, неправильная какая-то!».

Это может показаться действительно привередливостью, вредностью, но за этим, по мнению Татьяны Валерьевны, стоит стремление к порядку, желание, чтоб у тебя в доме и во дворе было «красивше, чем у других», чтоб люди видели – эта семья крепкая, ладная, здесь блюдут свое достоинство.

При всей суровости семейных взаимоотношений в станичных семьях царит культ детей. Здесь разобьются, но сделают все, чтобы их дети были не хуже других: и в одежде, и в поведении, и в учебе. Если студенты едут учиться в города, то им стараются там квартиру купить, чтоб по общежитиям не мыкались, не развращались там, а жили достойно. При всем этом как-то умудряются детей не баловать: они и к работе приучены, и умеют добиваться цели в жизни, и, «выбиваясь в люди», в массе своей носы не задирают, скучают по родной станице, помнят, что многим обязаны именно своей малой родине, ее людям. Понятно, что исключения бывают, в семье, как говорится, не без урода, но тенденция очевидная – расшеватцы идут по жизни достойно, не срамят родословной.

Я сам знаю много выдающихся фермеров-станичников. Они сделали сами себя, что называется, с нуля, и детей приохотили к работе на земле, и они теперь достойно продолжают дела отцов. Есть среди станичников и военачальники, и ученые, и целая куча секретарей райкомов, крайкома, а теперь и бизнесменов, чиновников. И большинство из них не порывают связей со станицей и гордятся своим расшеватским происхождением.

Хеллоуин – не наш праздник

Вот так городская девушка стала казачкой по убеждениям. Уже 11 лет Татьяна Валерьевна – директор станичной школы. Переняв эстафету от коренной казачки Любови Петровны Певкиной, она продолжает в воспитательной работе опираться на традиции казачества. Расшеватская школа имеет официальный статус учебного заведения с казачьим компонентом в воспитательной работе.

Думаю, весьма характерен такой пример. Когда в школе проводили опрос, какие праздники ребята считают молодежными, никто не назвал хеллоуин. Даже официальный День молодежи не самый любимый праздник у расшеватских юных. Зато в почете «Краса-казачка», «Попов курган». Это чисто школьные местные праздники, которые связаны с историей станицы, ее культурными традициями и героическим прошлым.

– Я не люблю такие слова, как космополитизм, толерантность в ее западном толковании. Человек должен любить свою родину, чтить предков и хранить свою культурную идентичность. Если он будет хранить то, что ему любо, он будет понимать и то, что дорого людям другой национальности, культуры. Это я поняла, живя в станице, окунувшись в ее семейный быт. И здесь нет никакого противоречия с современной жизнью. Опыт наших молодых станичников говорит о том, что они прекрасно вписываются в сегодняшнюю жизнь и не выглядят в ней белыми воронами. Наоборот, наличие крепкого фундамента позволяет им не потерять себя в самых сложных жизненных обстоятельствах.

Сергей ИВАЩЕНКО

Новоалександровский городской округ

Фото автора

Наверх