№ 15 (3592) 20.04.2016

ГЕРОИ ИЗ САРКОФАГА

В Минераловодском районе Ставрополья живёт один из ликвидаторов катастрофы на Чернобыльской АЭС Виктор Ефименко

Со дня Чернобыльской катастрофы прошло 30 лет

В Минераловодском районе Ставрополья живёт один из ликвидаторов катастрофы на Чернобыльской АЭС Виктор Ефименко. Сюда  двадцать лет назад он переехал по настоятельной рекомендации врачей, хотя сам он родом из соседнего Краснодарского края, станицы Родниковской. Медики ему тогда откровенно сказали: «Хочешь жить – езжай на Кавминводы».

Виктор Васильевич рассказал «СГВ», что он бывший главный инженер участка связи Управления строительства №645 по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Вспоминает, как был командирован в Чернобыль.

Была общая цель

– Нас разделили на две категории. Министерство среднего машиностроения, сейчас это Минатом России, направляло своих квалифицированных работников для ликвидации аварий в командировку на два месяца. Рабочих и всех остальных набирали через военкоматы. То есть необходимых людей – строителей, монтажников – вызывали через министерство обороны на шесть месяцев. Я непосредственно работал на электростанции. Жил сначала за 130 км, в пионерлагере «Голубые озёра». Но через две недели мне пришлось переехать в общежитие, расположенное в самом Чернобыле, так как каждый день добираться туда-обратно было далеко и накладно. То есть довелось более полугода не только работать в Чернобыле, но и жить. Если на строительных предприятиях были участки, то там были районы – с первого по десятый. И самым главным был монтажный. Все их нужно было обеспечивать радиосвязью, ведь тогда сотовых телефонов не было. Использовались двухдиапазонные радиостанции типа «Транспорт», кабельные коммутаторы и кабельные сети. Работы было очень много, дозы получали мы немалые. Но, самое главное, что у всех, начиная от министра и заканчивая сестрой милосердия, была одна общая цель – скорейшее закрытие реактора. И мы это сделали – 30 ноября 1986 года был подписан Акт Государственной комиссии о приёмке в техническую эксплуатацию объекта «Укрытие», сооружённого над разрушенным четвёртым энергоблоком Чернобыльской АЭС. Скоро, 26 апреля, мы отметим День памяти погибших в радиационных авариях и катастрофах, а 30 ноября 2016 года будем отмечать тридцатилетие ввода в эксплуатацию объекта «Укрытие».

Это сооружение, воздвигнутое над повреждённым блоком, – сложный многофункциональный объект, требующий ежедневного обслуживания и контроля. В народе объект получил образное название «саркофаг». Вот на нём и работал наш герой. Тогда ему было 37 лет, сейчас 67.

После Чернобыля Виктор Ефименко получил вторую группу инвалидности бессрочно. Даже перед нашим разговором ему пришлось пить три таблетки, так как он знал, что давление могло зашкалить за 220.

Сейчас Ефименко является заместителем председателя Минераловодской городской общественной организации инвалидов Чернобыля. В ней 42 человека.  Также он член краевой организации «Союз Чернобыль». Я спросила у Виктора Васильевича, ожидаются ли в районе мероприятия. Собеседник ответил: «В мае прошлого года в Минеральных Водах на пожертвования населения и по инициативе Минераловодской городской общественной организации инвалидов Афганистана и воинов-интернационалистов был построен мемориальный комплекс ликвидаторам аварии на Чернобыльской АЭС и жертвам конфликтов в горячих точках (афганцам и прошедшим другие военный конфликты). Хорошо, что он находится в отличном месте в центре города, там и вспомним Чернобыль».

К врачу не попасть

Также Виктор Васильевич поднял один из самых актуальных вопросов – ежегодную диспансеризацию чернобыльцев, которая в крае не проводится. «Я хочу, чтобы вы знали истинную картину положения дел с нашим медицинским обслуживанием, – начал свой рассказ ликвидатор. – Я живу на хуторе в Перевальном. Медпункт есть только в селе Нагуты, к которому я территориально приписан. Там принимают лишь терапевт и зубной врач. Раньше я проходил обследования в Минераловодской городской поликлинике. Но в последнее время это стало трудно. Обратился к заместителю главврача, и услышал: «Вы должны спуститься вниз, взять талончик, а потом с ним подойти к конкретному доктору, там на двери написано, что чернобыльцы обслуживаются вне очереди. Вы представляете, мне, человеку, которому каждые два часа нужно мерить давление, проделать такой путь? На деле это невозможно: отстоять очередь, взять талон, потом как бы вне очереди попасть на приём. У нас был специальный врач, он перешёл на другую работу. Сейчас часть карточек наших ребят просто валяется у терапевта, многие перестали из-за этого ходить. Лично я свою забрал, иначе она бы потерялась в этой неразберихе».

Мнение

Начальник отдела медпомощи взрослому населению минздрава Ставропольского края Людмила Савельева: «Проблему отсутствия доступности медпомощи можно решить следующим образом. У нас есть мобильный выездной комплекс при краевой больнице, который может прибыть в любой район, даже самый отдалённый. В его составе – компетентные врачи, лаборатория, аппарат УЗИ.

Также при минздраве края назначен ответственный за работу с чернобыльцами сотрудник, работающий не один год, Лидия Алексеевна Кожемякина. Ей можно передать заявления и документы для санаторно-курортного лечения. Причём в Ставрополь не обязательно ехать самим. Это могут сделать и родственники, врачи районных больниц. В Пятигорске чернобыльцам можно обратиться к начальнику территориального отдела здравоохранения города Людмиле Викторовне Романенко».

Солидарны с Ефименко и «коллеги» из других городов края. «Ещё 10 лет назад за каждым муниципальным образованием, где есть чернобыльцы, был закреплён врач – тот, который знает эту категорию, тот, который может с ней общаться, ведь многие пострадавшие в том числе и с психологическими травмами. Эта категория очень сложная, – поделился руководитель Пятигорской городской благотворительной общественной организации «Союз-Чернобыль» Виктор Лукашонок. – До сих пор в Пятигорске, в Первомайском, у нас остались поликлиники, в которых висят объявления: «Участники ликвидации на Чернобыльской АЭС принимаются вне очереди». Но по факту – сначала нужно взять талончик, отстоять очередь к своему врачу-терапевту. Возьмёшь у него направление, отстоишь очередь к специалисту. Потом вернёшься к участковому. Просто издевательство, да и только».

«А что творится в поликлинике в юго-западном районе Ставрополя?! Стоят десятки беременных женщин в очереди, с мужьями, многие с детьми. Я  понимаю, им трудно, но через этот поток не пробиться без очереди, хотя мы, чернобыльцы, имеем на это право, – делится наболевшим чернобылец  из краевого центра. – Да, на вид я здоровый, но не могу же ходить с орденами и костылями, чтобы все видели: «Пришёл больной человек». У нас так – судят по внешнему виду. По закону мы идём даже не первыми в очереди, а вне очереди. А нас в лучшем случае ставят после пяти-десяти человек, и то слышим такие обидные слова в свой адрес, что просто в поликлиники ходить уже не хотим».

Конечно, вопрос очень острый. Причём во всей России. Как отметил председатель Ставропольской краевой общественной организации «Союз Чернобыль» Михаил Хлынов (кстати, признанной одной из лучших в России), были случаи, что отчаявшиеся ликвидаторы даже кидали награды к памятнику, были ноты протеста и голодовки в Черкесске. «У себя мы не допустили этих акций, потому что ими мы ничего не добьёмся. В обществе есть такие крикуны, которые призывают: «Давайте, выводить людей на улицу, срывать тельняшки». Мы напротив говорим: «Так мы не решим этот вопрос, надо показывать свою зрелость, состоятельность, взаимодействовать с властью и решать проблемы».

Остается надеяться, что глас чернобыльцев и других льготников будет услышан. И люди этих категорий смогут без лишней нервотрепки посещать врачей, так им необходимых.

Подготовила Ольга БОГАТЕЕВА

Фото автора

Начальник отдела медпомощи взрослому населению минздрава Ставропольского края Людмила Савельева: «Проблему отсутствия доступности медпомощи можно решить следующим образом. У нас есть мобильный выездной комплекс при краевой больнице, который может прибыть в любой район, даже самый отдалённый. В его составе – компетентные врачи, лаборатория, аппарат УЗИ.

Также при минздраве края назначен ответственный за работу с чернобыльцами сотрудник, работающий не один год, Лидия Алексеевна Кожемякина. Ей можно передать заявления и документы для санаторно-курортного лечения. Причём в Ставрополь не обязательно ехать самим. Это могут сделать и родственники, врачи районных больниц. В Пятигорске чернобыльцам можно обратиться к начальнику территориального отдела здравоохранения города Людмиле Викторовне Романенко».

Чернобыль случился не вовремя

За «круглым столом» по вопросам социального и медицинского обеспечения ликвидаторов катастрофы на Чернобыльской АЭС в правительстве Ставрополья обсудили и другие важные вопросы.

В крае есть традиция издания Книги памяти по разным категориям героев. Это и участники Великой Отечественной войны, боевых действий в Афганистане и Чечне. Совершенно естественно было бы создать Книгу памяти ликвидаторов аварии на Чернобыльской атомной станции. «Если бы министерство культуры края выделило бы эти небольшие деньги на издание книги – было бы большим делом», – отметил «главный чернобылец» края Михаил Хлынов.

Первый замминистра культуры Ставрополья Галина Павлова поддержала идею общекраевой Книги памяти чернобыльцев. Но для начала, по её словам, нужно создать редколлегию, которая внесёт свои предложения. Все районные отделения «Союза Чернобыля» должны предоставить данные для издания по определённому алгоритму. Это фотографии, краткие данные, наградные документы. Нужно определиться, в каком виде и каком формате будет эта книга, можно ли собрать максимально все данные, в какие сроки нужно уложиться при подборе материала. Потом минкульт всё просчитает и подумает, как включить эти дополнительные средства в краевой бюджет.

Ну а пока Книги памяти издают за свои средства в некоторых районах края сами ликвидаторы, например, в Минераловодском и Ипатовском.

В заключение мероприятия прозвучали важные слова: «Чернобыль случился не вовремя. Буквально за две недели до праздника великой Победы 9 мая. Но это символично: участники Великой Отечественной войны спасли мир от коричневой чумы фашизма, а мы, ликвидаторы, – от радиационной катастрофы».

Наверх