№ 37 (3665) 20.09.2017

НУМИЗМАТ – ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ

Есть в Ставрополе один человек, собравший большую коллекцию монет, в основном – современные экземпляры почти всех стран мира, а также множество раритетов – опять же иностранных. Но те, кто считает себя истинными нумизматами и обычно гоняется за редкой стариной, полагают, что подобное увлечение несерьёзно.

Наш герой, назовём его Борис О., по понятным причинам не хочет «светиться» в прессе. Хотя в его коллекции нет редких ценных монет из драгметаллов, но само собрание в целом имеет определённую ценность. Ведь в нём более двух тысяч оригинальных экземпляров и около тысячи дубликатов.

– Я собираю монеты и бумажные купюры более сорока лет, с раннего детства,- рассказывает Борис. – Пристрастил меня к этому родной дядя, работавший в дипмиссиях в разных странах Азии и Африки. Многое привозил он, что-то дарили родные и близкие, побывавшие за границей. В советские времена мы не стеснялись выпрашивать монетки у интуристов, которых встречали в больших городах, и у многочисленных иностранных студентов из ставропольских вузов. Конечно же, шёл активный обмен с собирателями подобных коллекций. А в 90-е появились антикварные магазины, где можно было купить что-нибудь интересное.

Тогда же Борис стал посещать еженедельную «сходку» ставропольских нумизматов, но у них он находил мало интересного для покупки или обмена, а они у него – тем более.

– Эти люди ценят необычные старинные монеты, например медные царские копейки, отштампованные с небольшим браком. Или же золотые и серебряные рубли и европейские талеры, кроны, лиры. Есть отдельные ценители древности. Глядя на то, что приносил я, они пренебрежительно говорили «иностранщина». Хотя и в моей коллекции есть раритеты. Даже среди вполне современных – попробуйте найдите в Ставрополе монеты каких-нибудь экзотических Карибских или Тихоокеанских островных государств с населением меньше 50 тысяч человек. Я уже не говорю об Африке – там всегда чеканили очень красивые монеты с изображением животных и растений. Причём у меня есть много старых денег из африканских и азиатских стран и колоний начала и середины ХХ века и даже более ранних времён. Но «истинным нумизматам» нужно только то, что кто-то прописал в якобы авторитетном каталоге как некую ценность.

Борис не жалеет о таком отношении к своей коллекции. Наоборот, пользуется тем, что интересные для него экземпляры коллеги по собирательскому цеху легко меняют и продают совсем недорого. А в последнее время нумизматический рынок наводнили ещё и новодельные реплики известных раритетов – он стал покупать и такие экземпляры.

– Тот же легендарный австрийский талер Марии Терезии сейчас практически не найдёшь в хорошем качестве, и стоить он будет бешеных денег, так как в своё время подобные монеты перечеканивались и переплавлялись. Пусть моя копия даже не из чистого серебра, но мне она интересна для собственной памяти, – говорит Борис. – И вообще, вся моя коллекция – это большая память о добрых людях, которых я встречал на пути, а многих уже нет на этом свете. А главное, что параллельно с этим собирательством я с детства увлекался политической географией, изучал системы государственного управления разных стран в разные эпохи, а также постигал геральдику. В итоге мне это пригодилось – я стал профессиональным учёным-историком.

Максим ТРОФИМОВ

Наверх