№ 02 (3681) 17.01.2018

ОТ ЖИЗНИ НЕ УСТАЛ И НЕ ОТСТАЛ

Известному журналисту Николаю Шебалкову 19 января исполнится 80 лет

Помню, когда я перебрался из карачаево-черкесской областной газеты «Ленинское знамя» в «Ставрополку» и стал общаться с журналистами центральных изданий, то сразу заметил, что многие из них вели себя достаточно высокомерно в отношениях с коллегами более низкого звена.

Вот только собкор Гостелерадио Николай Александрович Шебалков никогда не строил из себя мэтра. Со всеми был одинаково любезен и доброжелателен. Получается, что мы с ним уже знакомы лет 30, и он все такой же, скромный, доброжелательный. Но самое главное, по-прежнему в строю: ездит в командировки, пишет в разные издания, участвует в подготовке нескольких книг. Не исписался, что часто бывает с возрастом у многих коллег, ему по-прежнему интересна жизнь, интересны люди. Особенно много пишет Николай Александрович о селе: и о руководителях хозяйств, и о простых людях, о том новом, что появляется в сельскохозяйственной отрасли. В этом наши интересы совпадают, поэтому я с удовольствием пообщался со старшим коллегой накануне его юбилея.

Бросил три вуза ради журналистики

Родился Николай Александрович в Саратовской области близ города Балашова в селе Шепелевка в многодетной семье. Очень любил историю и поступил на исторический факультет университета. Но родственники, умудренные жизнью, поинтересовались: «А как ты, мужик, будущую семью думаешь кормить?» Он и забрал документы и поступил в речное училище. Там финансовые перспективы были позаманчивей. Два года отработал – и в армию. Служил авиационным механиком, обслуживал истребители МИГ-17.

Однажды обнаружил трещину в лопатке ротора, что могло бы привести к катастрофе. За внимание и добросовестность был поощрен отпуском на родину. Потом еще дважды ездил, что на срочной службе случается редко. Стало быть, было за что. Думаю, что добросовестность и основательность с годами у Николая Александровича только укрепились. Люди с такими качествами в любой профессии ценны.

В журналистике тоже. Именно с этой профессией, которая всегда интересовала его, решил связать свою жизнь Николай, ради нее пришлось бросить и еще один вуз – сельхозинститут, куда поступил до службы в армии. Первый журналистский опыт после окончания Ленинградского университета Николай получал, как и я, в Карачаево-Черкесии, в областной газете. Надо сказать, что в 60-е годы в этом издании был на редкость сильный коллектив. Многие потом выбились в центральные издания, стали писателями. Так что было у кого учиться. Я, будучи на 16 лет моложе Николая Александровича, застал уже остатки того славного коллектива. Мы вспомнили общих знакомых, которых, к сожалению, уже нет в живых. Славное было время!

Но потом ради квартиры он перешел на областное радио.

— Помню, дали мне месяц испытательного срока. А в первую командировку я поехал в Хабезский район на гипсовый карьер. Пока собирал материал, встретился там с секретарем парткома колхоза «Путь Ильича», которым руководил Герой Социалистического Труда. Дай, думаю, раз такая удача подвернулась, сделаю репортаж о подготовке к предстоящей жатве. А на следующий день первый секретарь обкома устроил разнос всем СМИ за то, что упустили эту важную кампанию. Одно только радио и отметил с положительной стороны. Председатель радиокомитета вечером зашел ко мне и сказал: «Все, ты в штате». Так что мой испытательный срок длился один день.

Из Чечни не вылезал

Три года проработал на областном радио и стал сотрудничать с краевым. Вскоре и пригласили на работу в Ставрополь.

— Работал сначала в сельхозотделе. Был там такой Трофим Клименко. Вот это самородок! Что называется, журналист от Бога. Не имея специального образования, он был рожден для журналистики. Такой образный язык, такие эмоции в эфире! Умел расположить к себе любого собеседника. Вот такие были учителя, — вспоминает Николай Александрович.

Когда объявили конкурс на замещение вакантной должности собственного корреспондента Гостелерадио по Ставрополью, ему коллеги посоветовали поучаствовать. Он и сделал репортаж из НИИ молока (был такой в Ставрополе, но не пережил перестройки) о том, как можно делать масло из молочной сыворотки. Его показали в программе «Время», что и решило судьбу соискателя.

— Помню одну из первых моих командировок в новой должности. Я предложил тогдашнему первому секретарю крайкома Всеволоду Мураховскому съездить в Изобильненский район на кукурузные поля. Получился материал аж на четыре минуты, а по регламенту полагалось только две. Как ни странно, в программе «Время» репортаж прошел без сокращений. Всеволод Серафимович остался доволен. После того, как уехал в Москву, много лет присылал мне поздравительные письма с праздниками. Хороший, толковый был руководитель, пожалуй, лучший из первых секретарей Ставропольского крайкома.

А потом началась перестройка, а с ней и кардинальная ломка устоявшихся представлений о средствах массовой информации. Николай Александрович, будучи уже сложившимся журналистом, тем не менее вписался и в новые условия работы. Конечно же, самым сильным испытанием на прочность и профессионализм стала первая чеченская война.

— Я месяцами не вылезал из командировок. Чуть ли не каждый день летал на вертолетах. На тех самых, которые отстреливали ракеты, так называемые тепловые ловушки, чтобы сбить с толку ПЗРК. Сильные ощущения. Был знаком с генералами Трошевым и Романовым, героями этой войны. Особенно теплые отношения сложились с Романовым, так как мы земляки-саратовцы. И в противоположном лагере бывал. Брал интервью у Яндарбиева. Это был идеолог чеченского сепаратизма, ярый ненавистник России и русских. Более умеренными людьми были Дудаев, Масхадов. У Дудаева я даже дома был. Однажды знакомство с чеченскими лидерами спасло мне жизнь.

По словам Шебалкова, за время чеченской войны он, как руководитель корпункта, сменил три машины. Одну сами покорежили, наехав на бордюр. А вот вторую, которую он получил в Минске, «четверку» с форсированным движком, изрешетили боевики.

— Мы ехали в Грозный, когда нас стали останавливать боевики. Я говорю водителю: «Гони! Может, оторвемся?» И, правда, благодаря мощному двигателю мы ушли от погони. Но они перед Грозным нас опять догнали. Мы снова ушли, но по нам открыли огонь, изрешетив всю машину. Как ни в кого не попали? Просто повезло. Пришлось эту машину потом списать. Дали «Волгу». На ней нас под селом Знаменским уже не просто остановили, а захватили, можно сказать. Вывели всех троих к лесополосе… А мне накануне коллеги из «Комсомолки» подарили фотографию, где я беру интервью у Масхадова. Показал им. Говорю, видите, мы пытаемся быть объективными. Они посовещались на чеченском языке и отдали фотку: «Масхадову спасибо скажи» и отпустили.

— Представляю, Коля, какие страсти. Наш общий с тобой знакомый после командировки в Чечню язвенный гастрит заработал. Оно и не мудрено. Все на нервах. Сильно страшно было?

— Наверное. Но не до такой степени, чтобы человеческий облик потерять. Как во сне все. Может, стресс так проявлялся? А у оператора, например, веки потом дергались. А ведь были коллеги, которые на полу в машине все время проводили, за свою жизнь боясь, потом отказывались от командировок. Я их не осуждаю, действительно, страшно. Но работа есть работа. Когда тебе каждый день надо материал в Москву перегонять, бояться некогда.

За работу в Чечне Шебалкова наградили медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Самый активный из ветеранов

Пришло время и на пенсию идти. С официальной работы Николай Александрович ушел, но и по сей день крутится. Я думаю, что он самый активный журналист в крае из тех, кому за 70, а, может, и за 60? Как какое мероприятие по линии минсельхоза, так там и Шебалков! А бывает и так, встретит меня: «Ты был, Сережа, на таком-то совещании?» А я про него и не знаю. Шебалков-то расторопней оказался.

— Николай Александрович – уникальный человек, — говорит Владимир Киреевич Целовальников, профессор, директор «Партнерства овощеводов Ставропольского края», — я его много лет знаю. Не раз вместе с ним ездили в командировки при подготовке книги «Ставропольское село», которая скоро выйдет в свет. Николай Александрович там чуть ли не основной автор. И в готовящейся книге о фермерах он тоже участвует. Он любит людей, всегда доброжелателен, поэтому ему и открываются. Он умеет видеть хорошее в жизни, это замечательная черта для журналиста. Абсолютная скромность, порядочность в сочетании с профессионализмом снискали ему уважение у аграриев края.

-Дай Бог нам всем к такому возрасту не потерять интереса к жизни, к профессии, к литературе. Ведь у Николая Александровича домашняя библиотека из семи тысяч книг. Он ее постоянно пополняет, перечитывает. Многим молодым журналистам стоит у него поучиться и профессионализму, и отношению к жизни, — говорит известный в крае издатель, редактор журнала «Сельское Ставрополье» Виктор Кустов.

И я присоединяюсь к этим словам. Здоровья тебе, Коля! И не забывай:

Без глотка, товаpищ, песню не заваpишь,

Так давай по маленькой хлебнем,

Выпьем за писавших, выпьем за снимавших,

Выпьем за шагавших под огнем.

Сергей ИВАЩЕНКО

Фото автора

ОТ РЕДАКЦИИ

Автор не упомянул о работе Николая Александровича Шебалкова в газете «Ставропольские губернские ведомости». А это тоже было в его биографии. Шебалков трудился в штате газеты более трех лет, освещал темы сельского хозяйства. Несмотря на уже пенсионный возраст, работал очень активно, ездил в командировки по всему краю. В настоящий момент он продолжает сотрудничество с «СГВ» в качестве внештатного автора. Редакция газеты поздравляет Николая Александровича с юбилеем. Желаем имениннику крепкого здоровья и долгих активных лет жизни.

 

Наверх