№ 02 (3681) 17.01.2018

«ПРИКАЗАЛИ ПОВЕРНУТЬ НА СТАВРОПОЛЬ»

Воспоминания солдата, освобождавшего краевой центр от фашистов

21 января 1943 года – день освобождения Ставрополя от оккупантов, которые хозяйничали в городе почти полгода. В этом году отмечается уже 75-летие этой даты. Как происходило освобождение краевой столицы? Об этом имеется много рассказов.

С вашего позволения я приведу свидетельства не генерала, не офицера, а простого солдата – Владимира Александровича Шегедина, 18-летнего мальчишки, который много лет спустя стал моим отцом. Он отступал из Ставрополя в августе 1942 года и вернулся в свой город в январе 1943-го. Никаких ремарок. Просто его личные впечатления.

«Мы шли за отступающим врагом. Первоначально был отдан приказ идти на Невинномысск, однако затем неожиданно повернули на Ставрополь. Приказ овладеть Ставрополем поступил 19 января. Наш 395-й гвардейский стрелковый полк дошел до моего родного города от Владикавказа, освободив перед этим Нальчик и города Кавминвод. Мы заходили в Ставрополь со стороны Холодногорского хутора, куда прибыли после почти 50-километрового марш-броска.

Была оттепель, мы шли по страшной распутице, по колено в грязи. Все застревало, тащили повозки буквально на себе по сплошь заминированным дорогам. Мы, минометчики, несли на себе 82-миллиметровые минометы.

Город в огне

Сначала в город были отправлены разведчики. Следом за ними уговорили командира полка разрешить пробраться в город и нам, троим ставропольцам, которые учились в одной школе: Николай Михайлов, Ефим Барласов и я. Все мы перед оккупацией Ставрополя были курсантами Житомирского пехотного училища, в то время базировавшегося в нашем городе, и отступали мы в августе 1942 года из Ставрополя тоже вместе.

По приказу номер 227 училище затем было расформировано, и нас, курсантов, отправили в войска рядовыми солдатами. Так я стал сначала бронебойщиком, а потом минометчиком.

Местность мы знали хорошо — все овраги и тропы, пацанами там все излазили. Прошли мимо Гулиевской мельницы и вышли в город в районе крайзо у Тифлисских ворот. Крайзо горело. Около этого здания мы обнаружили трупы наших разведчиков, а рядом стояла подбитая немецкая машина, битком набитая консервами. Видимо, разведчики напоролись на команду поджигателей, которые их и расстреляли. Потом эту группу уничтожили в ходе боя в районе Нижнего рынка.

Основные силы немцев уже ушли из города, остались только специальные команды, которые сжигали или подрывали все более-менее крупные строения, в том числе школы. Так было взорвано, в частности, здание Драматического театра.

Тишина и тучи ворон

При этом в Ставрополе стояла гробовая тишина. По каким-то только им самим понятным причинам немцы отстреливали в захваченных городах и поселениях собак, так что даже собачьего лая не было слышно. Только вездесущие вороны сидели на развалинах Драмтеатра огромной черной стаей. Зрелище было жутковатое, я не выдержал и дал по ним очередь из автомата. Они взлетели настоящей черной тучей.

Мои мать и сестра оставались в оккупированном городе. Они жили рядом с Тифлисскими воротами на проспекте Карла Маркса. И вот я – грязный, завшивевший, голодный — неожиданно открываю дверь с полным консервными банками вещмешком, взятыми из той подбитой немецкой машины. Крики радости, слезы…

Я искупался, мать дала чистое белье и меховую безрукавку, которая потом мне буквально спасла жизнь. Я почувствовал себя как заново родившимся. Но пробыл я дома всего два дня, а затем поступил приказ преследовать отступающих немцев.

После оттепели через пару дней ударили невиданные морозы. Доходили до 30 градусов, с ураганным ветром. Метеослужба у немцев работала хорошо, и, я думаю, поэтому они и спешно покинули Ставрополь, отойдя к так называемой «Голубой линии» – мощной системе укреплений на Таманском полуострове.

Во время марша от Ставрополя к «Голубой линии» у нас чуть ли не половина людей просто замерзла. Меня спасла та самая овчинная безрукавка.

Под Крымской развернулись ожесточенные бои. Там я получил тяжелое ранение и вернулся в строй уже во время Корсунь-Шевченковской операции.

Там же, под Крымской, погиб и мой товарищ Ефим Барласов.

После Украины я воевал в Румынии, Венгрии и встретил День Победы в столице Австрии – Вене. Но в сердце у меня всегда жила память о любимом родном городе Ставрополе».

Записал Александр ШЕГЕДИН

Из хроники событий Великой Отечественной войны 1941-1945 годов (по документам государственных архивов Ставропольского края)

11 января 1943 года

Группа войск под командованием генерал-лейтенанта Масленникова И.И. в результате упорных боев овладела городом и железнодорожным узлом Минеральные Воды, городами Пятигорск, Кисловодск, Железноводск, Буденновск, районными центрами Ачикулак, Архангельское, Александрийское.

12 января 1943 года

Освобождены город Ессентуки, станица Ессентукская, села Каррасс и Николаевка.

15 января 1943 года

Оккупанты изгнаны из сел Александровского, Нагутского, Солуно-Дмитриевского, станицы Бекешевской, районного центра Благодарного.

18 января 1943 года

Более ста человек мирного населения Ставрополя, находившихся в застенках гестапо, при отступлении фашистов убиты на территории «Холодного родника».

Партизанские отряды Северной группы заняли село Петровское.

20 января 1943 года

351-я стрелковая дивизия во взаимодействии с частями 9-й армии освободила город Невинномысск. За один день боев оккупанты потеряли 1000 человек; 460 солдат и офицеров взяты в плен. Советскими войсками захвачено свыше 100 орудий, 200 пулеметов, 65 минометов, 50 тысяч снарядов, 280 автомашин, 8 складов с продовольствием.

21 января 1943 года

347-я стрелковая дивизия под командованием полковника Селиверстова Н.И. освободила от немецко-фашистских войск г. Ставрополь.

Оккупанты изгнаны из Изобильненского и Молотовского районов.

23 января 1943 года

Вся территория Ставропольского края освобождена от немецко-фашистских войск.

Подготовил Владимир ФИЛАТОВ

Наверх