№ 46 (3725) 21.11.2018  

КТО НАУЧИТ УЧИТЕЛЯ… ЧЕЛОВЕЧНОСТИ?

В стране участились случаи некорректного поведения педагогов

Помните свой самый первый день в школе? Для большинства из нас 1 сентября воспринимался как мега-праздник: его с нетерпением ждали еще с детского сада, с беспечным пребыванием в котором так хотелось поскорее расстаться ради ощущения «взрослости». «Вот пойдем в школу, там не будет никакого тихого часа», — и сегодня мечтательно говорят дошколята, представляя, как они будут получать пятерки, и за это ими будут гордиться родители и учителя.

Тест на самостоятельность

Но радужные представления о школе и ее добрых педагогах зачастую разбиваются о мрачную действительность, причем иногда уже на самых ранних порах.

Помню, мой сын, будучи первоклассником, прибежал домой после уроков с горящими глазами: «Учительница сказала сделать своими руками игрушки к новогодней елке!» — передал он первое, по-настоящему серьезное в его понимании, задание. И упорно отказывался от помощи: «Надо самим делать, без мам и пап, это ж не детский сад какой-нибудь!» — важно объяснял он. Старательно вырезал из цветной бумаги элементы самостоятельно разработанного макета и, проявляя не свойственную дотоле аккуратность и дотошность, приклеивал их на картонную основу. Вышло очень мило. Только с ниточкой-подвеской никак справиться не мог – после долгих уговоров таки согласился на то, чтобы я помогла ему завершить поделку.

Каково же было мое удивление, перерастающее в гнев, когда на следующий день ребенок вернулся из школы уже совсем с другими глазами – полными слез! «Это – что?! Мне стыдно будет такое повесить на школьную елку! У тебя родителей нет, что ли, не могли сделать нормальную игрушку?!» — вот такие реплики классной руководительницы пересказал, захлебываясь от обиды, мой сын. Оказалось, она забраковала половину из принесенных ребятами поделок – как раз те, которые они мастерили сами. А вот шедевры, явно изготовленные взрослыми, приняты были с довольными восклицаниями, мол, вот, есть же ответственные люди, не отмахнулись от своих детей и поручений школы!

Не знаю, как другие родители, но я тогда не сдержалась и позвонила учителю. Хотелось донести до нее, что таким образом она напрочь отобьет желание детей что-то делать самостоятельно (ведь задание было именно таким). Да и вообще – могла бы игрушки, пусть они и неказистые, все-таки принять: первоклашки же очень старались! Вряд ли бы они заметили в праздничной новогодне-хороводной кутерьме, действительно их поделки повесили на школьную громадную елку или нет. Хотя бы поэтому можно было обойтись без унизительных комментариев.

Увы, вместо понимания и признания своей неправоты учительница заняла «боевую стойку». Дескать, она не хотела «опозориться» перед коллегами и директором, нужно было представить только лучшие поделки. Еще и назидательно произнесла: «В следующий раз не пускайте на самотек, вы же мать! Дала школа задание – выполняйте! А то они такое понаделают, на голову не оденешь».

Дети-доносчики

В дальнейшем, к великому сожалению, была целая череда подобных парадоксальных ситуаций. Например, когда на родительском собрании нам было велено записывать детей в кружки и секции, предложенные на выбор школой, и я попросила дать всего один день на раздумья, ведь надо посоветоваться с ребенком. А в ответ получила возмущенное: «Вы мать или кто? Не можете за своего сына решить?! Записывайтесь здесь и сейчас, а то мне завтра списки сдавать надо». Или еще один эпизод, когда мой сын после длительного больничного вернулся в класс. При всех сверстниках педагог пыталась уличить его в якобы симулировании, доведя до слез обвинениями: «Врешь ты все, разве можно так долго болеть? Справка липовая, вам всем лишь бы уроки пропустить!»

Каждый раз, разумеется, я встречалась с учителем с намерением объясниться. Сценарий был одинаков: «Не делайте из мухи слона, ваш сын передает вам искаженную картину, все было не так» (или вообще ничего подобного будто бы не было), утверждала классная. А далее, слегка сдавшись под моим напором, она горько сетовала: «Я же просила его не выносить сор из избы, а он побежал доносить». Затем, на мои возмущенные реплики (что значит – «доносить» родной матери?!), опытный педагог наконец вымученно каялась: «Извините, наверное, я и впрямь повела себя не совсем корректно». Ну и традиционно просила «не доводить ситуацию до абсурда», т.е. до начальства.

Конечно, можно было перевести сына в другую школу. Но где гарантия, что там учитель оказался бы более человечным? Да и привыкать к новому классу ребенку было бы сложно. К тому же, как выяснилось, периодические выпады нашей учительницы касались не только конкретно моего сына, но и некоторых других ребят. А то и распространялись на всех вместе взятых, ибо на каждом собрании классная, мученически закатывая глаза и тяжело вздыхая, характеризовала наших детей как ну очень трудных, не особо сообразительных и вообще ни в какую не поддающихся ее педагогическому влиянию. Мол, это дома они у вас ангелочки, а в школе показывают свое истинное лицо и над ней, несчастной, измываются ежесекундно. А она, видимо, просто обороняется от маленьких негодяев, зеркально отражая их «провокации» собственным хамством.

И все же, каждый раз реагируя на рассказы сына, вмешиваясь в ситуации, своей активностью мне удалось показать нашему педагогу, что по крайней мере моего ребенка трогать не стоит. И со временем это прекратилось.

Кто кого доводит?

К чему я вспомнила этот крайне тягостный и печальный для нас период начальной школы, который мы с сыном уже давно перешагнули, стойко вынеся все странности и грубости первого учителя и даже сумев сохранить относительно лояльное отношение к учебе как таковой? А вот к чему.

Горькие личные воспоминания взбередила череда историй с участием учителей, заполонившая в последнее время новостные интернет-ленты.

В одной из них полоснула знакомая мне риторика. «У тебя есть родители? Они вообще адекватные? Ты — нет, я уже вижу, что ты неадекватна. Ты приемная, что ли? Ты родной ребенок или приемный?» — при всем классе высмеивала девочку учитель русского языка города Холмска. Оскорбительные нотации по поводу внешнего вида ученицы, у которой педагог заметила крохотную дырочку на кофточке, довели девочку до истерики. Кто-то из одноклассников снимал все это безобразие на телефон, а после видео слили в интернет. История получила большой резонанс – педагог вынужденно извинилась перед школьницей и уволилась.

Параллельно была обнародована другая видеозапись, которую тайком сделал кто-то из учеников школы Комсомольска-на-Амуре. Там под тяжелую учительскую руку попал девятилетний мальчик: педагог налетела на ребенка в коридоре, раздавая ему увесистые затрещины со словами «Ты почему мешаешь всем»?!» Женщину временно отстранили от работы, а в Интернете, как ни странно, нашлось множество ее защитников. Мол, мальчишка хулиганистый, он и впрямь достал всех, вот учительница и сорвалась.

Но почему эти «срывы» стали столь частыми и настолько вопиющими? Как случилось, что школьный прессинг превратился у нас в систему, ведь указанные истории далеко не единичны? Почему наши дети получают щедрые порции раздражения на грани ненависти от тех, кто должен сеять совсем другое — разумное, доброе, вечное?

Самое же ужасное, что в такие моменты подростки практически беспомощны – в их вооружении остаются разве что смартфоны, позволяющие хотя бы втихую снять происходящее, чтобы доказать впоследствии, что было именно так, а не как это преподносят родителям или вышестоящему начальству сами «сорвавшиеся» учителя. А сколько подобных ЧП, которые не успели или не смогли зафиксировать на видео юные очевидцы?.. Как, например, мой сын и его одноклассники, лишенные доказательств своей правоты и уповающие лишь на то, что родители поверят на слово им, а не всемогущему педагогу-тирану.

Сбой в триединстве

Два указанных инцидента – в Сахалинской области и в Хабаровском крае – они, конечно, разные, но сути это все-таки не меняет. Да, в первом случае учительница однозначно потеряла берега, «наехав» на беззащитную скромную и безответную девочку, которая пришла в школу будто бы не в подобающем виде. И здесь обрушившийся народный гнев на виновницу прессинга совершенно справедлив. Во втором же случае, вроде бы, возмущаться не совсем уместно: мальчишка, как утверждают сами школьники, из разряда тех, кто и самого черта доведет до белого каления – он не раз нападал на сверстников и своей агрессией буквально выматывал учителей. Однако — является ли неспособность контролировать поведение подобных детей оправданием для применения насилия к ним?.. Тем более руками педагога — человека, чьи морально-этические характеристики должны быть вне всякой критики и сомнений, а самоконтроль и порог ответственности обязаны просто зашкаливать?

Многие эксперты говорят, что аналогичные инциденты – это следствие дикой перегруженности работников общего образования. При этом им достается сегодня еще и весьма непростой контингент учеников – слишком дерзких, слишком агрессивных и… слишком продвинутых, прекрасно, например, осведомленных о том, что учитель не имеет права рукоприкладствовать, и намеренно провоцирующих к этому.

Что ж, таких школьников действительно немало. Но справиться с их юношеским буйством вроде бы призваны совместные усилия родителей, учителей, школьных психологов: почему же в этой цепочке вдруг произошел сбой, а вернее – самоустранение некоторых звеньев? Ну неправильный это подход — перекладывать все только на родителей, начиная с ответственности за происходящее в школе, заметим – за пределами их влияния, заканчивая добровольно-принудительным финансированием бесконечных ремонтов и нужд класса и изготовлением показушных поделок «за себя и за того парня»…

Как показала моя личная ситуация с затяжной войной с первой учительницей сына, зачастую сами педагоги отбивают у своих воспитанников уважение к ним, первоначально бывшее безусловным – сродни пиетету. Мягко говоря, странным поведением и неадекватной для взрослого человека реакцией они прививают детям неприятие, перетекающее в стойкую агрессию. Ребенок, если ЧП не удалось снять на видео, не может доказать, что был унижен учителем. Тот же гнет свою линию, обвиняя в плохом воспитании родителей. Они, в свою очередь, упорно защищая чадо, прут на педагога, а иногда и жалуются директору (или еще выше). Руководитель вынужден реагировать, так или иначе наказывая педагога. Ну а он при удобном случае снова выплескивает эмоции, быть может, уже на других учеников, чьи родители не столь деятельны в разборе полетов. Или же тот самый школьник, столкнувшийся с несправедливостью, рано или поздно выместит злость пусть не на данном обидчике, но на другом учителе или ровеснике. И если вовремя совместными усилиями не разобрать по косточкам вот этот комок недосказанностей и недопониманий, он может вырасти до огромных размеров и приобрести ужасную разрушительную силу наподобие той, с которой не так давно столкнулись в керченском колледже.

Непригодная модель

Не снимая ответственности за достойное воспитание детей с родителей, все же хочется напомнить нашим учителям, что на их плечах лежит не только образовательная, но и педагогическая функция, причем вовсе не с карательным оттенком. Само слово «педагог» в дословном переводе означает «ведущий ребенка», т.е. человек, специалист, занимающийся комплексным обучением и воспитанием юного поколения.

Очень жаль, что ныне об этом некоторые школьные сотрудники предпочитают забывать. Как перестали они понимать то, что именно с их подачи формируется самоощущение ребенка в социуме и его восприятие коллективом (классом). Во многом от учителя, его фраз и демонстрируемого отношения зависит, будут ли сверстники считать того или иного ученика отщепенцем, посмешищем или же достойной личностью. Тем более что именно со школой связана большая часть жизни ребенка в течение всех 11 лет обучения.

В том числе и поэтому нынешняя разграничивающая роли родителей и учителей модель «Школа учит, семья – воспитывает» – непригодна и даже, думается, губительна, причем для всех граней этого треугольника – педагогов, детей, их мам и пап. Хотя бы потому, что последние из этой цепочки не могут физически присутствовать на занятиях или переменках, соответственно, лишены возможности объективно оценивать как образовательный процесс, так и микроклимат в классе.

Грубо говоря, отправляя детей в школу, мы как бы временно делегируем учителям право не только вкладывать в их умы комплекс знаний, но и формировать их соционавыки, выступая ориентиром, образцом, примером для подражания. И если педагог несостоятелен в этом, если он, теряя самоконтроль, «срывается» на тех, кто априори слабее и физически, и морально, то грош ему цена. Каким бы ни был «трудным» отдельно взятый ученик. Кстати, и в конфликтах с участием таких школьников выявить их предпосылки и смягчить последствия очень помогли бы не тайком кем-то снятые видео, возможно, вырванные из контекста, а непрерывная трансляция в режиме онлайн в течение всего школьного дня. С учетом участившихся в стране ЧП в учреждениях образования именно эта мера видится своевременной и необходимой. Ради спокойствия и безопасности всех сторон – учеников, учителей, родителей. И, что немаловажно – ради справедливого анализа той или иной острой ситуации.

Инга САМОЙЛОВА

Фото из свободных источников

КСТАТИ

Рособрнадзор обнародовал предварительные результаты тестирования компетенций учителей.

Из 22 тысяч педагогов из 67 регионов страны с заданиями не справилась практически половина участников исследования. Больше всего промахов работники образования допустили в дисциплинах «Математика», «Информатика» и «Основы духовно-нравственной культуры народов России».

Кроме того, почти четверть учителей получили неудовлетворительный результат по экономике, истории, русскому языку и литературе, сообщает ТАСС.

Наверх