№ 28 (3707) 18.07.2018  

ГЕНЕРАЛ РОССИЙСКОГО ЭКРАНА

Актёр Борис Клюев сыграл многих представителей высшего военного руководства

Народный артист России Борис Клюев родился в Москве 13 июля 1944 года. Но он не суеверен и не считает, что эта «несчастливая» дата негативным образом отразилась на его судьбе. Борис Владимирович получил любимую профессию, которой служит вот уже почти полвека, причем на одной и той же сцене – в академическом Малом театре, где давно считается ведущим актером.

Уступали очередь в буфете

А началось все еще в школе, когда он, двенадцатилетний подросток, мечтавший стать моряком, чтобы объездить весь свет, получил неожиданное предложение поучаствовать в ученическом спектакле. К тому времени прошло уже восемь лет после смерти его отца, артиста Владимира Клюева, который скончался на гастролях от сердечного приступа. Мать Бориса, работавшая бухгалтером в Доме Союза композиторов, оставшись одна со своевольным сыном, не могла с ним справиться. Она даже личную жизнь не могла устроить, потому что он с ранних лет чуть ли не с кулаками набрасывался на любого мужчину, который появлялся рядом с его матерью, которой было всего 29 лет, когда она стала вдовой.

Учился Борис неважно, бегал с друзьями по местам прошлых боев, где они находили много «интересного», оставшегося от войны, память о которой была еще очень свежа. Как-то нашли ящик с патронами и бросили его в горящий костерок. Вдруг кто-то догадался, чем это может кончиться, и крикнул: «Слушайте, а ведь патроны-то сейчас начнут «летать»! Ребята кинулись врассыпную и залегли за деревьями. Лежать в снегу им пришлось минут сорок пять, пока весь ящик не опустошился. Серьезно никто не пострадал, но Борису поранило руку.

Чтобы уберечь сына от несчастья и «разгильдяйства», мать и попросила свою знакомую, народную артистку РСФСР Клавдию Михайловну Половикову (мать Валентины Серовой), руководившую в школе драмкружком, дать мальчику какую-нибудь роль в спектакле «Чертова мельница». Борису предложили сыграть черта, что он и сделал с огромным удовольствием. И на следующее утро после премьеры юный артист проснулся школьной знаменитостью, его все узнавали, а в буфете уступали очередь. Быть в центре внимания Боре очень понравилось, и он решил, что станет не моряком, а артистом, как папа, которого мальчик, правда, не помнил, потому что ему было всего четыре года, когда тот умер. Чтобы поддержать новое увлечение сына, мама стала водить его в театры, приносила из Дома Союза композиторов контрамарки на концерты. Так и упрочилась у Бориса тяга к искусству.

Начинал со второго лорда

Окончив школу, Борис подал документы в Щукинское училище, где учился его отец, успешно сдал экзамены, но ему вдруг вернули документы. Оказалось, там предвидели, что вскоре юноше придется уйти служить в армии, и считали это серьезной помехой для учебы – ведь в то время в армии служили три года. Борис быстро отнес документы в Щепкинское училище, где приемная комиссия оказалась не такой придирчивой. Там ему дали проучиться год до армии, а после службы он туда вернулся. Получив диплом в 1969 году, Борис Клюев был зачислен в состав Малого театра, в котором служит и до сих пор.

Так сложилось, что до сцены он получил небольшой опыт участия в киносъемках. Будучи студентом, Борис искал возможности подработать. Он вспоминал тяжелые годы, когда денег не хватало, и он в 14 лет подрабатывал на погрузке – разгрузке или на стройке. Но теперь можно было принять участие в массовках. В этом смысле ему и в армии повезло – он попал в войсковую бригаду, которая участвовала в съемках батальных сцен в фильме «Война и мир» (1967). Борис еще до службы проходил пробы, и второй режиссер его узнал, предложив мимолетный эпизод, где он предстал в образе какого-то французика – типаж подходил. А потом был патрульный в фильме «Каратель» (1968), репортер в «Красной палатке» (1969). Его имя в титрах не упоминалось, но тогда для него это значения не имело, он понимал, что все с чего-то начинают, не к каждому успех приходит с первой ролью.

На театральной сцене тоже поначалу приходилось довольствоваться малым: третий больной в «Палате», второй полисмен в «Ярмарке тщеславия», второй лорд в «Стакане воды»… При его огромном росте в 187 сантиметров он был, конечно, заметен, но это были роли без слов или с единственной незначительной репликой. Однако и они, и участие в киносъемках были для молодого актера хорошей школой мастерства. Наконец в спектакле по пьесе А. М. Горького «Дачники» Клюев получил вполне заметную роль Замыслова, и ему пришлось играть в паре со звездой театра и кино Элиной Быстрицкой. Он успешно справился с этой серьезной работой, заслужил доверие коллег и режиссеров, ему начали поручать интересные роли. Одной из них стал Сергей Синицын в спектакле «Так и будет», именно после этого о Клюеве заговорили как о талантливом и перспективном артисте. Он исполнял разноплановые роли в спектаклях «Гроза», «Царь Иоанн Грозный», «Сирано де Бержерак», «Волки и овцы», «Король Лир», «Без вины виноватые», «Делец», «Горячее сердце», «Тартюф»… Перечислить все невозможно, потому что их более семидесяти. Но самые любимые, как он признается, Крутицкий в пьесе Островского «На всякого мудреца довольно простоты» и лорд Портес в спектакле по Моэму «Любовный круг».

Вот лордов и других аристократов, даже королей или хотя бы важных особ ему приходится играть чаще всего, так как сама внешность Бориса Владимировича соответствует образу. Кто-то из почитателей актера, подметив эту особенность, разместил в Интернете фотографию Клюева рядом с портретом короля Франции Франциска Первого, написанным в 1525 году знаменитым художником Жаном Клуэ. Действительно, удивительное сходство, благодаря чему так забавно пересеклись 16-й и 21-й века. Сам же артист гордится одной из последних своих ролей – короля Франции Людовика Великого в спектакле «Кабала Святош» и говорит, что с его внешностью ему вряд ли удалось бы убедительно сыграть председателя колхоза.

От Рошфора до Воронина

Природный типаж Клюева предопределил и характер его образов в кино: в основном это высокородные представители знати, люди, занимающие высокие посты, или попроще, но непременно интеллигенты, даже если это предатель родины Дубов в фильме «ТАСС уполномочен заявить» или карьерист-гомосексуал Архипов в «Гении». К тому, что приходится исполнять и такие роли, заведомо не любимые зрителями, Борис Владимирович относится спокойно, утверждая, что настоящий профессионал «должен работать», а не жить ожиданиями зрительских восторгов. Его больше радует признание коллег. Так, в первый же день съемок фильма «Жизнь Берлиоза», где он исполнял роль композитора Вагнера, французская группа устроила ему бурные овации, отчего у него «раскрылись крылья». Он стал импровизировать, предлагать режиссеру Жаку Требуте какие-то интересные ходы. Тот был в восторге: в знак признания пригласил Клюева сниматься в главной роли в 10-серийном фильме «Шопен», но артиста не пустили во Францию, сославшись на его занятость. Однако этот факт сыграл большую роль в его самооценке, закрепив веру в свои возможности.

Фильмография Клюева насчитывает более 150 ролей: это и директор ФСБ, и президент США, и герцог Гиз, и кардинальский прихвостень граф Рошфор, способствующий интригам миледи («Д ‘Артаньян и три мушкетера»), и вальяжный «теневой премьер-министр» Майкрофт, брат знаменитого Шерлока Холмса… Все роли «выстраданы», потому что потребовали не только таланта, но и большого усердия. Был единственный случай, когда исполняемый им в сериале «Братаны» глава мафиозной группировки Виктор Степанович Царев настолько ему надоел, что он попросил сценаристов и режиссера убить его.

Борис Владимирович снялся в нескольких сериалах, он не считает участие в них ниже достоинства артиста – это работа. Другое дело, что не все сериалы так хороши, как были «Место встречи изменить нельзя» или «Тени исчезают в полдень». В одном из интервью он говорит: «Сегодня нет кино как такового — например, таких фильмов, как «Летят журавли», который я больше всего люблю, сейчас не снимут. Ныне все заполонили сериалы, и актеры просто не успевают разворачиваться в полную силу, как раньше. В «Кухне» или в «Интернах» ничего толком не сыграешь».

Однако многое зависит от умения и дарования актера. В сериале «Воронины» глава семейства Николай Петрович мог бы оказаться не столь колоритным, каким его создал Борис Клюев. Этот домашний тиран для своего возраста довольно боек, всех донимает ненужными «советами», у него в запасе много смешных словечек и фразочек вроде его любимой присказки «Эх, египетская сила!». Этот образ, как говорит Борис Владимирович, полная противоположность ему самому, поэтому приходилось «выходить за привычные для себя рамки». Иногда, когда позволял драматический материал, он старался исполнить роль глубоко, чтобы зрители не воспринимали Николая Петровича только как смешного обывателя. Работа над этой ролью раскрыла новые грани таланта артиста и позволила ему понять, каковы на самом деле его актерские возможности. В одном из интервью он признается: «Играя Воронина, я ушел дальше всего от себя самого. Аристократы, князья – все, что я играл до сих пор, гораздо проще, чем Воронин. Благодаря роли Воронина в, казалось бы, обычном сериальчике я начинаю понимать, что становлюсь мастером. Профессиональная работа над таким образом, как отец Кости и Лени Ворониных, свойственна только человеку зрелому». Телевизионная премия ТЭФИ стала достойной наградой Борису Клюеву за роль Воронина-старшего.

Человек «в мундире»

Один из его последних образов на экране – начальник ГУ МВД генерал Мерзлякин в сериале «Улицы разбитых фонарей». При всей своей видимой суровости это все-таки человек душевный – артист сумел соединить в его образе столь разные качества, и зрители даже полюбили Алексея Николаевича. В военной форме высших чинов Борис Владимирович выглядит очень импозантно, особенно в генеральской, чему способствуют и важная осанка, и печать решительности на лице, поэтому ему пришлось сыграть многих представителей высшего руководства «в мундире», что сделало артиста самым известным генералом на российском экране.

Казалось, этот человек нерушим, как созданные им образы военных чинов, но недавно врачи обнаружили у него рак легкого, что обеспокоило и жену Викторию, с которой они вместе уже более 30 лет, и зрителей, и коллег, и студентов Щепкинского училища, где профессор Клюев руководит кафедрой актерского мастерства. Борису Владимировичу пришлось полечиться в больнице, но студенты могут успокоиться – идет формирование и на курс Клюева, значит, обучение продолжится. Он говорит своим ученикам, что «никто в этой профессии их не ждет», постоянно нужны воля и преодоление. Главный принцип: никогда не искать вины в других, только в себе; почему не получилось, все время анализируй. Он сам шел именно таким путем, чтобы добиться того признания, какого заслужил своим преданным служением искусству.

Идиллия ДЕДУСЕНКО

Наверх