№ 20 (3750) 22.05.2019

О ТОМ, ЧТО ДОРОЖЕ ВСЕГО

Как электросварщик стал членом Союза писателей России

Сергей Данилович Овсянников – поэт, член Союза писателей России, издал несколько поэтических сборников. А вообще он рабочий человек. Все, чем он занимался до выхода на пенсию, было далеко от литературы. Но поэтический дар дается свыше. Образование здесь не имеет решающего значения.

Из хутора Смыков

Родился Сергей Овсянников на хуторе Смыков, что в нескольких километрах от поселка Солнечнодольск, где он живет сегодня.

— Родители мои простые крестьяне. Отец пришел с войны на костылях, весь израненный, даже с собой одну пулю под лопаткой принес, не зная об этом. Мама родила четверых детей, троих сыновей и дочь. В большой семье жили мы небогато. Познали и ранний труд, и раннюю самостоятельность, – рассказывает Сергей Данилович.

В хуторе была только начальная школа. Поэтому после четвертого класса пришлось учиться в станице Каменнобродской, жить в интернате. Домой приезжал только на выходные и каникулы. Как говорит сам Сергей Данилович, чтобы одежки постирать, да вшей вычесать. Дорога между Смыковым и Каменнобродкой была ужасная, в распутицу машина застревала в грязи, и детям приходилось толкать ее, чтобы доехать до школы. А, бывало, и пешком ходили, 12 километров. И, несмотря на такой суровый быт, казалось, что лучше их хутора нет места на земле. Первые несовершенные стихи были посвящены малой родине, да друзьям-одноклассникам. И сейчас тема малой родины – одна из главных в творчестве Овсянникова.

Где б ни был я, но с первою «попутной»
На хутор Смыков я спешу в свой дом,
Где как бы горько ни было и трудно,
Но только б рядом с матерью, отцом.

Его университеты

— Я в детстве мало читал, но стихи, которые мы проходили в школе, меня поражали. Как же так ловко люди складывали слова, что получалось красиво и за душу брало? Так я и сам стал пробовать сочинять. Позже, когда уже мои стихи публиковали в районной газете, попытался изучать теорию стихосложения, но вскоре бросил. Решил, что мне это не сильно нужно, ведь играют же некоторые мужики на гармони, не зная нот, да как играют! Сейчас, конечно, понимаю, что образование никогда лишним не бывает, но как сложилось, так сложилось. Я в принципе недоучка.

Но учиться Сергей пытался: два раза в техникумах, раз в институте. Но тесно ему было в учебных классах, неуемная натура звала в дорогу, к перемене мест, к новым впечатлениям.

— Я кем только не работал, редко где задерживался больше двух лет, — вспоминает Сергей Данилович, — овладел многими профессиями, но электросварщик и автоэлектрик, пожалуй, это мое. Объездил всю Россию, работал и жил на Крайнем Севере, на Дальнем Востоке, пытался осесть в Ставрополе, но, в конце концов, выбрал этот милый поселок – Солнечнодольск, где мне была и работа, и от малой родины близко. Здесь я и стал публиковаться.

Однажды задумался электросварщик о том, как мы воспитываем детей, как в обыденной суете забываем общаться с ними по душам, а потом удивляемся, почему они далеки от нас, почему не понимаем друг друга. Об этом и написал в стихотворной форме, да и отправил в районную газету «Заря коммунизма». Бах, напечатали! Было не просто неожиданно, но и лестно. Не каждого в газетах публикуют!

Потом как- то открыл родительский сундук и нашел там отцовские медали.

Я в руки эти взял награды,
Поближе к свету подошел.
«За оборону Сталинграда»
Я надпись первую прочел.

Отнес эти стихи в многотиражку Ставропольской ГРЭС. Тогдашний ее редактор Борис Петрович Иродов посмотрел и сказал: «В печать!» А потом добавил: «А ты попробуй писать не только стихи, а просто зарисовки о хороших людях, у нас ведь много прекрасных работников, отличных специалистов». Так Сергей стал литсотрудником. И пошло, и поехало. Сварщика, который пишет стихи и статьи в газету, стали продвигать по комсомольской линии, заметили в главке. Словом, появился у Овсянникова шанс сделать политическую карьеру. Но однажды он написал в стихотворной форме текстовку к снимку, где была запечатлена вопиющая бесхозяйственность на стройке. Там досталось не только исполнителям, но и начальникам. Может, в прозе это не так бы задело, а вот в стихах фельетончик прямо покоробил. Вызвали тогда «стихоплета» в кабинет.

— Ты сколько у нас получаешь?

— 280, зарплату сварщика.

— Мы тебе больше не можем такие деньги платить. Будешь как литсотрудник 120 получать.

Он вскоре и уволился. Посчитал унизительным для себя такое отношение. А потом, где бы ни работал, возьмет да и напишет в газету о различных безобразиях. Не нравилось это начальству. Ни о какой комсомольской карьере и речи уже не шло. Овсянников вообще стал менять работу часто, потому как никто не хотел терпеть писучего работягу под боком.

Его учителя

Через газетчиков Сергей Данилович познакомился с местными литераторами, потом его узнали в крае. Словом, постепенно талантливого рабочего признали за поэта, стали приглашать на различные литературные мероприятия.

— Недалеко от нас, на хуторе Передовом, живет поэт, член Союза писателей Анатолий Маслов. Узнаю, что Толя очередной сборник издал, и ревность меня взяла. А почему я не могу? Лег я на коврик в кухне с ручкой и блокнотом и, можно сказать, четыре месяца не вставал. Жена меня только бутербродами кормила. 76 стихотворений за это время написал. Мне показалось, что они достойны быть напечатанными в книге.

Моя жизнь спешит и клокочет вся.
Но когда грянет вдруг листопад…
Одиночество, ваше высочество,
Не бери на себя полномочия
Объявлять, Что «комедия кончилась».
Отодвинь мой последний закат!

Но это уже был конец 90-х годов. Талантливых поэтов и писателей уже просто так не печатали, если это не сулило коммерческой выгоды. Хочешь издаться – плати! У бывшего сварщика шестого разряда таких денег не было. Он пошел к знакомому предпринимателю Алексею Ивановичу Горобцову и все рассказал как есть. Тот послушал, взял трубку и приказал выдать сколько надо. А потом достал кое-что из холодильника, и они долго беседовали, что называется, за жизнь. Так и увидел свет первый его поэтический сборник.

— Однажды к нам на ГРЭС приезжали члены Союза писателей, поэты Иван Александров, Игорь Трояновский, Владимир Топоров. Раньше была такая практика — отправлять членов Союза в народ, чтобы пожили в провинции, с людьми пообщались. Хорошая практика! Вот и мне посчастливилось пообщаться с такими людьми, настоящими мастерами слова. Возил их на свою родину в Смыков, где сидели у костра под звездами, выпивали, конечно, и много говорили о жизни, о литературе. Для меня это была великая школа.

Сергей Данилович благодарит судьбу, что свела его с большим мастером, известным ставропольским писателем Иваном Кашпуровым. На одном из литературных мероприятий он набрался храбрости и подошел к маститому коллеге.

— А не будет нарушением авторского права, если я обыграл в своем стихотворении одну вашу строку?

— Ну, давай посмотрим. О, да у тебя приличные стихи! Готовь сборник, помогу, пока жив.

И он помогал, и в члены Союза писателей рекомендовал.

Тщусь Кашпурову быть подобным,
Он был и будет мне как Бог.
С его «Степною флейтой» строк
Я в свой далекий эпилог
Впишу стихотворений сонмы…

Много встречалось на пути Сергея Даниловича замечательных людей, которые помогли сформироваться как поэту и просто протягивали руку, когда было трудно.

Нас давит злой фортуны колесо,
В мучительной тоске по свету крутит.
И радостно нам встретить на распутье,
Обычным днем,
Славянское лицо
Суровое, но кроткое по сути.

Сергей ИВАЩЕНКО

Фото автора

Наверх