№ 32 (3609) 17.08.2016

ЕГО ПЛЕНИЛИ МЕЛОДИИ КАВКАЗА

В память о пребывании Алябьева на Кавминводах дом майорши Карабутовой теперь называется Домом Алябьева, где нередко звучит его романс «Соловей».

15 августа – день рождения композитора Александра Алябьева, чьё имя тесно связано с пребыванием на Ставрополье.

На его счету около 200 романсов, но он также автор семи опер, 20 музыкальных комедий (некоторые были поставлены при жизни) и множества других музыкальных произведений. Им написаны знаменитые романсы «Зимняя дорога», «Два ворона» на стихи А. Пушкина, «Вечерний звон» на слова И. Козлова, «Нищая» на стихи П. Беранже в переводе Д. Ленского и знаменитый «Соловей» на стихи А. Дельвига.

Путь к творчеству… через войну

Алябьев-АлександрКак почти всякий русский дворянин, он готовил себя к военной службе. Да и положение сына вице-губернатора Тобольска обязывало его стать на защиту Отечества, когда французы решились завоевать Россию. Юный Александр Алябьев служил в 12-м гусарском Ахтырском полку, одном из старейших в Русской имперской армии, который с первых же дней вторжения Наполеона постоянно находился в соприкосновении с неприятелем, а затем участвовал во всех крупных сражениях. Довелось молодому гусару поучаствовать и в заграничном походе 1813 – 1814 годов, кстати, бок о бок с поэтом Денисом Давыдовым, и в знаменитой «битве народов» под Лейпцигом. А в боях за Дрезден он был даже ранен, правда, легко, и потому вместе со своим полком участвовал во взятии Парижа. Боевые заслуги Александра Алябьева были отмечены наградами: двумя орденами Святой Анны III степени, орденом Святого Владимира IV степени, медалью в память о войне 1812 года. После окончания войны Александр продолжил службу, теперь уже в Петербурге.

Была попытка повоевать на Кавказе. В 1818 году именно с этой целью Александр Алябьев приезжал в Ставрополь. Он добивался назначения в один из полков Отдельного Кавказского корпуса, которым командовал А. Ермолов. Но с военными действиями что-то не сложилось, и Александр уехал на Горячие Воды, где его брат Василий служил старшим горным инженером. Поселился он в доме Толмачевой, что подтверждает хранящаяся в Государственном архиве Ставропольского края «Ведомость посетителей Горячих Вод в сезон 1818 года». В детстве Александр получил прекрасное домашнее образование, в том числе и музыкальное, и рано почувствовал вкус к сочинительству. Военная служба отвлекала от любимого занятия (известна лишь гусарская песня «Один еще денёк», написанная в 1815 г.), а недолгое пребывание на Горячих Водах стало в этом плане своеобразной отдушиной. Братья вместе подолгу гуляли, ездили в ближайшие горные аулы, где Александр записывал музыку, национальный колорит которой его очень увлекал. Он даже написал романс «Черкес» на слова брата. Но пора было вернуться на службу, и Алябьев снова в Петербурге. Александру Александровичу было уже 36 лет, когда в 1823 году в чине подполковника он вышел в отставку «с мундиром и полным пенсионом».

«Соловей» пел в тюремной клетке

solovНаконец появилась возможность серьёзно заняться музыкой. Вот тогда и стали появляться одно за другим его сочинения. Годом раньше совместно с А. Верстовским он написал оперу «Лунная ночь, или Домовые», которая в 1823 г. была поставлена в Петербурге, в 1823 -м – водевиль «Деревенский философ» (поставлен в театре на Моховой в Москве), совместно с А. Верстовским – водевиль «Хлопотун, или Дело мастера боится» (поставлен в 1824 г. в Малом театре в Москве). Композитор жил то в Москве, то в Петербурге, и в обеих столицах распевали его романсы.

Казалось бы, жизнь складывалась так, как он хотел. Жил Алябьев открыто, принимал у себя многочисленных друзей, среди которых была и передовая молодежь того времени. Особенно близко сошелся он с таким же вольнодумцем, каким был сам, Григорием Римским-Корсаковым, возможно, еще и потому, что был влюблен в его сестру Екатерину. Уже пошли слухи о предстоящей помолвке.

Благополучное течение жизни прервал неожиданный случай. В те времена чуть ли не в каждом доме играли в карты. Молодежь, собиравшаяся у Алябьева, тоже любила проводить время за этим занятием, да и сам он слыл азартным игроком. 24 февраля 1824 года в его московской квартире шла азартная игра, в которой принимал участие приезжий воронежский помещик Т. Времев. По какой-то причине произошла ссора, говорили, что помещику была нанесена пощечина. От пощечины, как известно, не умирают, а помещик, вернувшись на постоялый двор, на третий день после ссоры скончался.

Инцидент скрыть не удалось, несколько участников игры и ссоры были арестованы, в том числе и молодой композитор, которого и обвинили в смерти помещика. Следствие длилось три года, и все это время Александр Алябьев находился в камере. От тягот тюремной жизни спасало сочинительство. Алексей Верстовский не оставил друга в беде, и Алябьев даже в камере продолжал композиторскую деятельность. В этот период совместно с Верстовским он написал водевиль «Встреча дилижансов» (поставлен в 1825 г. в Москве в Большом театре). В том же году с Верстовским и Шольцем сочинён водевиль «Забавы калифа, или Шутки на одни сутки». В 1826-м – водевиль «Утро и вечер, или Ветер переменился». В 1827 г. – балет «Волшебный барабан, или Следствие Волшебной флейты». И там же, в камере, запел знаменитый «Соловей». Как видим, творческому человеку не мешают никакие обстоятельства.

В 1828 году, наконец, был вынесен приговор Государственного Совета: «Подполковника Алябьева лишить знаков отличия, чинов и дворянства и сослать на жительство в сибирские города». Так Александр оказался в родном Тобольске. Сестра Екатерина отправилась вместе с ним, чтобы поддержать его.

Спасением от отчаяния было творчество. В Тобольске Алябьев организовал симфонический оркестр «казачьей музыки», где выступал как дирижёр и пианист, писал романсы и оркестровые произведения. Но появились проблемы со здоровьем — катастрофически падало зрение. Сестра стала хлопотать через генерал-губернатора Ивана Вельяминова о переводе брата для лечения на Кавказ, где генерал-губернатором был Алексей Вельяминов. Хлопоты увенчались успехом.

Тайна раскрылась через несколько лет

Получив высочайшее разрешение отправиться на лечение, ранней весной 1832 года Александр (на положении ссыльного) и Екатерина приехали в Ставрополь. К сожалению, нет достоверных сведений о том, где они жили довольно долгое время. Зато известно, что шеф жандармов Бенкендорф послал командующему войсками на Кавказской линии генерал-лейтенанту Алексею Вельяминову уведомление: «…покорнейше прошу Вас приказать иметь за Алябьевым во время нахождения его в Кавказской области строгое наблюдение, и когда он окончит свое лечение, уведомить меня об образе его поведения».

Но генерал Вельяминов был известен благожелательным отношением ко всем ссыльным, поддерживал он и Алябьева.

В июне Александр с сестрой отправились в Пятигорск. На курорте Алябьевы поселились в доме майорши Матрены Карабутовой. Угнетенный бесполезным лечением, композитор пишет совсем немного, к тому времени относят его романс на стихи А. Пушкина «Я вас любил», «Кавказские мазурки». Летом, прогуливаясь по аллее, Александр неожиданно встретил свою бывшую невесту, которая приехала с матерью на Воды, но она была замужем и носила фамилию Офросимова. Эта встреча послужила огромным импульсом к творчеству. Композитор посвятил любимой женщине романс «Тайна», на рукописи которого стоит: «Пятигорск, 17 июля 1832 года».

Тайна скрывалась не только в романсе, она обнаружилась через восемь лет. Все эти годы Алябьев и Офросимова хранили взаимное чувство. В Пятигорске они расстались, потому что ему пришлось вернуться в Сибирь, а ей – к мужу. В1840 году Алябьеву, наконец, разрешили жить в Москве под надзором полиции, и в августе того же года в скромной церкви подмосковного села Рязанцы Александр Александрович и овдовевшая несколько лет назад Екатерина Александровна обвенчались. Некоторые говорили, что госпожа Офросимова совершила глупость, но счастливые годы их совместной жизни доказали, что она сделала правильный шаг.

В память о пребывании известного композитора на Кавминводах дом майорши Карабутовой теперь называется Домом Алябьева, где нередко звучит его романс «Соловей». В посвященных сочинителю мероприятиях подчеркивается, что Алябьев – первый русский композитор, собиравший на Кавказе национальные мелодии. Он создал первую кавказскую оперу на сюжет повести А. Бестужева-Марлинского «Аммалат-Бек». Сам же он называл себя «кавказским певцом».

Идиллия ДЕДУСЕНКО

Наверх