№ 13 (3692) 04.04.2018  

НЕ ХОДИТЕ, ДЕТИ, НИКУДА ГУЛЯТЬ

Похоже, это пока единственный способ уберечься от повторения кемеровской трагедии

Чуть больше недели прошло после чудовищной трагедии в Кемерово, когда жертвами цепочки злосчастных обстоятельств стали десятки людей и, что самое страшное, – безвинных детей, которым еще бы жить да жить…

По православной традиции на девятый день принято поминать усопших: светлая память погибшим и соболезнования их близким. Хотя очень трудно, если не сказать невозможно, никакими словами сочувствия унять непроходящую боль от таких горьких потерь. И все же мы все скорбим. Кто молча, с трудом подавляя ком в горле, кто плача навзрыд, кто – еле сдерживая истошный крик, который так и рвется из груди: «Как же так?! Почему из-за чьей-то расхлябанности мы опять теряем самое важное – наших детей?..»

Мрачное дежавю

Кемеровская трагедия еще долго будет темой номер один во всех СМИ. Ведь она, помимо того, что безвозвратно унесла детские жизни, еще и обнажила целый ворох застарелых проблем. Их корни разрослись и прочно впились в наше общество. А проросли они из сгустка типичных современных язв: пресловутой русской надежды на авось, элементарной, но ужасающей по своим преступным результатам безалаберности, вопиющей халатности, подпитываемой бесконтрольностью, привычки спихивать ответственность на тех, от кого, по большому счету, мало или совсем никак не зависит изменение ситуации.

Самое же грустное – в ощущении мрачного дежавю. Все эти ужасы, их первопричины и последствия мы уже видели. Видели не раз и не так давно: рухнувшая крыша-убийца в московском спортивно-развлекательном центре «Трансвааль-парк» в 2004-м, обвалившиеся перекрытия огромного Басманного рынка в Москве в 2006-м, почти идентичный кемеровскому огненный кошмар в пермском клубе «Хромая лошадь» в 2009-м, пожарище в ТЦ «Адмирал» в Казани в 2015-м и в том же году — обрушенные пролеты здания казармы в Омске… Тогда, после всенародного траура и бескрайнего моря слез и скорби, охвативших всю страну, чиновники точно так же кидались срочно искать ответы на извечные «кто виноват» и «что делать». И точно так же объявляли тотальные проверки всяческих ТРЦ, высотных зданий, мест массового пребывания людей на предмет их безопасности и соответствия проектно-строительным, противопожарным нормам – как и сегодня, заметьте, с помощью тех структур, что изначально должны были чутко следить за всеми этими процессами. И оперативно и жестко реагировать на те или иные безобразия.

Спустя годы и вновь лишь после очередной катастрофы – теперь в Кемерово — у всех на устах все те же вопросы, увы, риторические: куда смотрели надзорные органы, как допустили к эксплуатации непригодные здания, почему экстренные службы оказались столь слабо готовы к срочным эффективным действиям в таких масштабных чрезвычайных ситуациях? Как можно вообще помочь людям, когда в распоряжении пожарных и спасателей хилая спецтехника прошлого века, не хватает или вовсе нет ни растягивающихся брезентовых тентов, ни лестниц нужной длины, ни цистерн большой емкости, ни кислородных респираторов? Только вот не зря же говорят – после драки кулаками не машут. Знать, где «соломку постелить», нужно до того, как в пожарище или под глыбами обвалившихся строений будут погребены сотни человеческих тел и душ…

Знакомый сценарий

Дальнейший сценарий развития событий после жуткого кемеровского пожара предугадать не сложно. Как и в случаях трагической гибели людей в «Хромой лошади» в Перми, в аквапарке в столице, на Сямозере в Карелии, Саяно-Шушенской ГЭС, безусловно, следствие выявит причины нынешней катастрофы. Виновных привлекут к ответственности, причем, по обыкновению, самое лютое наказание, скорее всего, коснется «крайних» — техслужащих, охранников и вахтерш.

Вполне предсказуемо и то, что ТРЦ в регионах в целом благополучно переживут массовые проверки. Уже в первые дни после Кемерово большинство поспешили всеми возможными способами продемонстрировать свою «благонадежность», выкладывая в соцсетях фото с указателями к эвакуации или давая проплаченные интервью в СМИ на эту во всех смыслах горячую тему. Кто-то сумеет вовремя сориентироваться и «залатать» огрехи, кого-то подвергнут публичной «порке». В любом случае результаты такой ревизии по стране будут примерно пятьдесят на пятьдесят, реальной картины мы не увидим, значительных вопиющих нарушений – тоже. Иначе придется расписаться в том, что дотоле надзорники были тотально слепы. А задача стоит – соблюсти некий баланс. Показать, с одной стороны, что все у нас более или менее безопасно, дабы успокоить народ, а с другой – что конт-рольно-надзорное око все же не дремлет, что оно предельно бдительно и за нарушения карает по всей строгости закона. Вряд ли кого-то удивит, если на мелких предпринимателей массово посыплются «громкие» штрафы за то, что датчик сигнализации установлен не в положенном месте или огнетушитель не в том углу висит. Это же проще, чем признать, что огромная армия надзорников проморгала в свое время гораздо более глобальные нарушения в том или ином здании, а то и в их основной массе. Так было у нас всегда: не замечая бревна, мы кричим о пылинках. А затем, к великому сожалению, пожинаем чудовищные трагичные плоды.

Далее обязательно повсюду пройдут всевозможные уроки безопасности, акции и лекции о том, как вести себя в случае пожара. Словом, будет проведена масштабная профилактическая работа с народными массами и с соответствующими рапортами «наверх», мол, задание выполнили.

И все снова стихнет. До очередной катастрофы, не дай бог, конечно. А она может полыхнуть где угодно. По большому счету – в любом ДК, городском ли, сельском, в любой школе или детсаду, в любой многоэтажке, кинотеатре, торгово-развлекательном или офисно-деловом центре, на предприятии или в супермаркете… В общем, там, где нарушены какие-либо нормы — технические, строительные, противопожарные. Где их как бы не заметили.

Цена жизни, смерти и взятки

Люди безумно боятся за детей, которым язык не поворачивается сказать, что в случае пожара или обрушения спастись вряд ли удастся. Потому что кто-то там после проверки вновь закрыл эвакуационные выходы, а кто-то сэкономил на кислородных масках или спасательных вертолетах. Потому что где-то взяли на работу охранника с «корочкой» повара, а где-то службы безопасности вообще нет. Потому что кто-то «получил на лапу» за то, чтобы в бумажках числилось десять огнетушителей вместо одного фактического. Потому что мы живем в такой стране. Где жизнь ничего не стоит, а смерть «тарифицируется» по миллиону за одного погибшего. И это дешевле, чем издержки на обеспечение безупречных мер безопасности и соответствие всем многочисленным нормативным требованиям. И уж, конечно, несравнимо меньше, чем могут нажиться на откатах и взятках те, кто «закрывает глаза» на нарушения.

Где же выход и есть ли он вообще? Над этим главным вопросом сейчас разворачиваются самые разъяренные дискуссии повсеместно, начиная с высоких трибун и заканчивая маленькими кухнями в квартирах.

Примечательно, что по злой иронии кемеровская трагедия случилась аккурат в Год культуры безопасности, объявленный МЧС, и на этапе начальной стадии реформы контрольно-надзорной деятельности, нацеленной на риск-ориентированный подход. Суть ее – в снижении нагрузки на бизнес, концентрации проверок на тех объектах, где потенциальный риск выше, и послаблении там, где он несущественен. Это как бы продолжение лояльной политики в отношении предпринимательства, так сказать, цивилизованный подход. Но доросли ли мы до него? Вспомним хотя бы существующую поблажку, те самые пресловутые надзорные каникулы, которыми кое-кто пытался объяснить катастрофу в кемеровской «Зимней вишне», формально имеющей статус объекта малого бизнеса. Надо полагать, что с учетом мартовских горьких обстоятельств эта практика будет тщательно пересмотрена. Как должен быть скорректирован и ключевой тезис надзорной реформы, предполагающий плавный переход от преобладания внеплановых проверок над плановыми к обратной пропорции.

МЧС же следует усилить свою программу мероприятий по предупреждению и профилактике чрезвычайных ситуаций. По крайней мере, в Год культуры безопасности найти для этого какие-то новые формы и методы, более действенные, нежели нынешние. И, однозначно, крайне важно наконец обеспечить спасателей и пожарников всем необходимым инструментарием для оперативного спасения людей.

Поможет ли бойкот?

Однако, как показали предыдущие катастрофы с большими людскими потерями, даже некие жесткие и кардинальные решения на уровне госструктур после таких вот крупных ЧП – вовсе не гарантия того, что они не случатся вновь. Тем более что в практическую плоскость новшества вступают довольно долго. И Кемерово тому, увы, опять же служит очередным подтверждением. Потому люди сейчас самостоятельно отчаянно ищут пути, как избежать подобных бед.

Все понимают: основная проблема в коррупции и отработанных схемах ухода от ответственности. Победить эту гидру в России не получается, так что же нам остается? Бойкотировать ТРЦ? В некоторых регионах этот флеш-моб до сих пор, спустя неделю после пожара в Кемерово, считают правильным. Прекрасно понимая при этом, что долго такой протест продлиться не сможет. Ходить повсюду за руку с ребенком — тоже не выйдет: взрослым надо работать, детям учиться, словом, все время быть рядом со своим ребенком невозможно, как бы ни хотелось обезопасить его хотя бы своим присутствием. Тщательно изучать схемы эвакуации, когда идешь в какое-то учреждение, вроде бы и есть пусть слабый, но метод для спасения в случае ЧП. А что еще?

Спасайся кто может…

— Мы вместе с ребенком вычитали в Интернете кучу советов, как спастись в экстренной ситуации, — говорит ставропольчанка Анна С. – Я поняла, что только навыки выживания помогут не стать жертвой ЧП, поэтому будем продолжать изучать все рекомендации и инструкции специалистов. Ведь случиться может что угодно, и пожар, и теракт – надо знать, как действовать, чтобы остаться в живых. Мне кажется, уроки ОБЖ в наше время надо проводить уже не с первых классов в школах, а еще в детском саду. Если государство не может гарантировать нам безопасность даже в таких местах, как развлекательные центры, то мы должны сами позаботиться о себе, о своих детях. Всем родителям советую как минимум провести разъяснительную беседу с близкими, особенно с маленькими членами семьи.

— Моя дочь все спрашивает: «Мама, что делать, если я окажусь в таком пожаре?» А я только и твержу – скорее беги к выходу, хотя сама осознаю, что выхода может и не быть, — делится другая ставропольчанка Полина К. – На самом деле главную меру безопасности вижу только одну – вообще никуда не ходить. Никуда. Паника до сих пор не покидает, все время думаю о том, что Кемерово это уже не географическое название, не конкретное место большого несчастья, а нечто нарицательное, слово, обозначающее огромную беду и боль.

— Страшно, что уберечься от трагедии практически невозможно, — говорит ставрополец Дмитрий Д. – Нет надежды ни на власть, ни на экстренные службы. Мы с семьей решили максимально «вооружиться», пересмотреть весь домашний интерьер и по возможности избавиться от легковоспламеняющихся материалов и предметов, сделать ставку на более огнеупорные, а также оснастить свой дом противопожарными средствами, хотим купить огнетушитель, маски. Но, увы, ходить по улицам с этим набором невозможно. Поэтому, как и большинство родителей, придерживаюсь мнения, что береженого Бог бережет. Отныне будем стараться не посещать многолюдные места, пусть это и ограничит для моих детей досуг, но зато шансов остаться в живых будет больше.

Между тем и на данном этапе все-таки можно осуществить хотя бы некоторые шаги навстречу безопасности. Тот самый крайне необходимый минимум, который можно и нужно сделать уже сейчас, — срочно волевым решением и оперативными действиями «спустить» с верхних этажей абсолютно всех ТРЦ любые секции, предназначенные для детей. Игровые комнаты, детские кинозалы, клубы для малышей, семейные кафешки и так далее. Все они должны быть перенесены в нижние сектора больших магазинов и развлекательных центров и впредь запрещены для размещения на этажах выше второго. Это же общемировая практика, продиктованная элементарными правилами безопасности. Ребенку так быстрее и легче выбраться из опасной зоны. Также специалисты могли бы установить около стен высокоэтажных зданий огнестойкие «катушки» с тросом или хотя бы веревочные лестницы с внутренней стороны окон, чтобы в случае воспламенения в помещении можно было разбить стекло и спуститься вниз, а не калечить себя, выпрыгивая с высоких этажей на асфальт.

Что ж, пока каких-либо иных существенных мер, кроме энергичных отчетов о проверках и «зачистках» в зданиях-ловушках наподобие кемеровской «Зимней вишни», мы не наблюдаем, остается действительно просто держаться от них подальше. И твердить домочадцам одно: «Не ходите, дети, в ТРЦ гулять»… Впрочем, и сами они напуганы настолько, что готовы круглыми сутками сидеть дома. А на улицу выйти разве что для того, чтобы пустить в небо белые шарики – в память о погибших в Кемерово.

Елена НЕВИНСКАЯ

Фото Виктора Нестеренко

Наверх