№ 19 (3749) 15.05.2019

ХАЙП НА ЖЕСТОКОСТИ

Подростковая травля приобретает всё более устрашающие черты

Недавно на Ставрополье произошел очередной случай унижения школьницы ее же сверстницами. На этот раз «прославилась» станица Лысогорская Георгиевского горокруга, юные жительницы которой решили «проучить» девочку весьма изощренным способом.

Публичная кара

Совсем не хочется лишний раз бередить душевные раны пострадавшей, но то, как обошлись с ней ровесницы, ярко демонстрирует степень необузданности нынешнего поколения next. Пока неизвестно, что именно послужило причиной, сообщается лишь, что потасовке предшествовал бытовой конфликт между школьницами, который и вылился в последующую публичную кару. Держа девочку за волосы, одна из мучительниц заставляла ее повторять: «Я – самый униженный человек, я – блевотина, я – конченная мразь» и другие непристойности с сексуальным подтекстом, которые мы по этическим соображениям опустим.

Затем обидчицы вынудили жертву встать на колени и поименно просить прощения у всех смеющихся наблюдателей расправы.

Очевидцы травли засняли происходящее на камеру смартфона, а затем выложили ролик в интернет. Судя по всему, авторы видео хотели еще сильнее очернить свою жертву, продемонстрировав процесс как можно большему числу людей, и в то же время показать, насколько они сами круты. Но получилось иначе: именно медиафайл стал неопровержимым доказательством участия конкретных лиц в ужасном коллективном акте морального изуверства.

Наказание не соответствует деянию

Фигурантов конфликта благодаря ролику удалось вычислить легко и быстро. С зачинщицами конфликта и их родителями, как водится, проведены беседы, пострадавшему ребенку оказывается психологическая помощь. Но понятно, что этим ни данная ситуация, ни тем более само по себе явление буллинга не устраняется. Ведь оно, словно гидра, все глубже проникает в подростковую среду, с каждым разом проявляясь во все более мерзких формах.

Что самое печальное, виновники травли обычно не несут подобающего наказания. Уголовная ответственность в нашей стране наступает с 16 лет (в отдельных случаях – с 14), о чем прекрасно осведомлены более юные участники прессинга. Впоследствии, после «разбора полетов», зачастую они отделываются публичными извинениями перед пострадавшими или переводом на индивидуальное обучение, а серьезное наказание вменяется, если только нанесен критический урон здоровью жертвы. Возможно, именно поэтому аналогичные инциденты не прекращаются, а их инициаторы нисколько не стесняются выкладывать видеорепортажи своих «геройств» в глобальную паутину. Где они встречают далеко не только ярых противников буллинга, но и армию последователей, в незрелых умах которых оседает шальная мысль тоже «словить хайп», повторить «подвиги на крови», поскольку, по их логике, это приносит пусть и со знаком минус, но громкую славу…

Жуткая хроника

С такими ЧП, к сожалению, наш край сталкивается далеко не впервые. Так, не менее вопиющая история случилась в крае всего лишь полгода назад, в ноябре 2018 года. Она также стала достоянием общественности посредством выложенного в сеть видео. В парке Минвод толпа юных девиц налетела на сверстницу и когда та упала на землю, раззадорившиеся фурии стали избивать ее ногами, а одна из нападавших с разбега прыгнула жертве прямо на голову. В том же году, в марте, в Буденновске подростки зверски избили девушку, сопровождая побои гнусными комментариями, улюлюканьем и трехэтажными матами.

Такими примерами юношеской жестокости буквально кишит новостная лента. Вот лишь сводка с начала нынешнего года. Группа подростков покалечила сверстника в Казани, в Саранске подвыпившие семиклассницы надавали хлестких затрещин однокласснице прямо в коридоре школы, в Москве кадеты (!) так разозлились на шестиклассника, что сломали ему челюсть, грубыми пощечинами осыпали ровесницу девочки в Смоленской области, во Владивостоке школота устроила драку с битами и пистолетом, а затем поставила на колени 17-летнего юношу. А в подмосковной Ивантеевке (да-да, той самой, где в 2017 году девятиклассник ударил учительницу тесаком и привел в действие несколько самодельных взрывпакетов в школе) развернулась поистине подростковая война: одни ребята стали сводить счеты с другими за то, что те ранее унизили 13-летнего парня. В СМИ указывается, что мстители раздевали «провинившихся», ставили их на колени и всячески оскорбляли.

Зло порождает зло

От подробностей этой хроники и частоты юношеских жестокостей по-настоящему жутко. Причем страшно за обе стороны – и жертв, и их преследователей. Ведь психологические переживания первых могут повлечь даже самоубийство, как это было, например, в Смоленской области, где восьмиклассница-инвалид покончила с собой из-за школьного троллинга. Сами агрессоры рискуют тоже перейти в разряд потерпевших, если у объекта их нападок вдруг переполнится терпение и он вздумает мстить обидчикам во сто крат хуже. При этом жертвами гнева могут стать совершенно непричастные к буллингу люди.

В какие крупные масштабы и невосполнимые потери это может вылиться, мы все, к великому сожалению, узнали не так давно по трагедии в Керчи, где осенью минувшего года студент политехнического колледжа Владислав Росляков устроил в учреждении стрельбу и взрывы. В результате погиб 21 человек, включая самого парня. Звучали различные версии случившегося, но на днях глава Следкома РФ Александр Бастрыкин подтвердил наиболее вероятную: первопричиной «срыва» Рослякова стала именно его систематическая травля ровесниками, причем – по поводу имущественной несостоятельности его семьи. В частности, по словам Бастрыкина, парня унижали из-за того, что тот не мог позволить себе носить брендовые джинсы (!).

Серьёзный противник

Все эти случаи и их трагические последствия ясно дают понять, что сегодня, когда во власти подростков оказываются куда более опасные вещи, чем это было лет 10-20 назад, явление буллинга нельзя замалчивать или принижать его угрозы. Если раньше школьники расправлялись с обидчиками по большей части при помощи собственных кулаков, сегодня в их распоряжении — безграничные ресурсы интернета. А он и множит эффект стыда для жертвы травли, одновременно «прославляя» его преследователей, и подсказывает, как изготовить то или иное орудие мести, и объясняет, почему 10-13-летним хулиганам не грозит сколь-либо серьезное наказание за прессинг сверстников.

С таким веб-противником профилактика школьной травли точно не должна ограничиваться устаревшими методами в виде «разъяснительных бесед» уже по факту того или иного ЧП и пространных лекций на родительских собраниях. В современных реалиях нужны более комплексные превентивные меры, направленные на создание ненасильственной подростковой среды, формирование у детей соответствующего мышления и поведения. Действовать же в этом векторе должны как педагогические, так и родительские сообщества – вместе, в едином порыве.

Пока же существует масса рекомендаций психологов для родителей, чьи дети находятся в группе риска или уже столкнулись с травлей. Есть и методики по предотвращению проявлений буллинга в стенах учебных учреждений, предназначенные для непосредственно работников образования. Где-то, в отдельно взятых школах, они успешно применяются. Но родительские и учительские «инструкции» разрозненны, общей комплексной программы не имеется.

Часто школы не хотят признавать того, что на их территории происходит или может произойти нечто из ряда вон, больше заботясь о репутации учреждения, чем о реальном микроклимате в нем. Нередко и семьи, которых проблема коснулась напрямую, по понятным причинам не желают огласки своей беды. Обычно детей, подвергшихся травле, просто переводят в другую школу, чтобы сменить окружение ребенка, отвлечь его от случившегося. В чем-то это верно. Однако такой исход одновременно становится и неким облегчением для виновников буллинга и образовательного учреждения, в котором все случилось. Как говорится, нет человека — нет проблемы. Но она-то остается нерешенной – в масштабах страны. И конкретных детских судеб.

Честь чиновника дороже детской души?

Специалистам (социологам, психологам, педагогам) пора разработать и внедрить некий действенный алгоритм, который бы, объединяя усилия и родителей, и учителей, и самих подростков, пресек разрушительную силу детской агрессивности.

О необходимости этого уже неоднократно заявляли разные эксперты, не раз звучали и призывы ввести в законодательное пространство понятие буллинга и ответственность за него, которая бы распространялась и на детей, не достигших 14 лет. Подобные законодательные акты в том или ином виде действуют в некоторых других странах, в том числе Великобритании, США, а с недавних пор и на Украине. Причем предусмотрена система наказаний как для родителей несовершеннолетних, так и для учреждений образования, допустивших травлю.

У нас примерно с такой инициативой выступали члены Молодежного парламента при Госдуме РФ. Правда, речь шла о подвиде травли – кибербуллинге, которому подвергаются как подростки, так и взрослые.

Данный вопрос по-прежнему в стадии обсуждения. Зато оперативно принят и уже вступил в действие закон, вменяющий штрафные санкции за оскорбление властей. Но ведь очевидно, что какой-нибудь чиновник сможет пережить колкое словцо в сети гораздо легче и безболезненнее, нежели ранимая детская душа, которую прессуют отъявленные хулиганы при невмешательстве взрослых, предпочитающих не замечать проблемы, пока гром не грянет. Для девочки из Лысогорской он, увы, грянул. Как и для остальных угнетаемых буллерами подростков. И как это аукнется в их дальнейших судьбах, остается только догадываться.

Елена НЕВИНСКАЯ

МЕЖДУ ТЕМ

В начале апреля ВЦИОМ опубликовал результаты исследования, посвященного теме детской жестокости в школах.

Выяснилось, что 56% жителей страны полагают, что массовые драки и проявление жестокости среди учеников школ – это скорее единичные случаи. Любопытно, что такого мнения придерживаются в основном представители старшего поколения (от 60 лет). А вот среди 40% респондентов, которые считают подростковые драки явлением массовым, половина – молодежь, то есть это вчерашние школьники, знающие ситуацию изнутри.

Две трети (63%) россиян уверены, что во время их обучения в школе таких драк было меньше (78% среди 60 лет+ и 74% среди жителей сёл). 24% участников исследования заявили, что в этом смысле ничего особо не изменилось. О том, что подобных ситуаций раньше было больше, сказали 6% россиян.

Что касается ответственности за массовые драки в школах, больше половины респондентов (62%) возлагают ее на родителей, еще треть — на педагогов, а 23% — вообще на СМИ. По 12% респондентов назвали виновниками потасовок самих детей и среду обитания ребенка.

57% опрошенных назвали драки между школьниками обычным явлением, если они не переходят определенные границы и не проявляют особую жестокость. О том, что любое проявление жестокости между школьниками недопустимо, заявили 41% респондентов.

Наверх