№ 30 (3709) 01.08.2018  

ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЙ ОБОЛЬСТИТЕЛЬ

Сорок лет назад на советских экранах появился необыкновенно обаятельный молодой человек с труднопроизносимой латышской фамилией – Калныньш. Он сразу стал любимцем женщин всех возрастов, потому что покорял не только своей красотой, но и аристократическим тактом, какой-то необыкновенной мягкостью в движениях и во взоре, даже неповторимым легким акцентом. А сегодня Иварс Эдмундс Калныньш (именно так звучит его имя по-латышски) отмечает свое 70-летие.

Настоял на своем

Ивар Калныньш

В родословной этого киноаристократа не стоит искать князей, баронов, графов… Случается так, что и в самой простой семье появляются личности, внешний облик которых от рождения отмечен природной утонченностью, а воспитание, самообразование дополняют и закрепляют его. Так произошло и в многодетной семье рижского автомеханика Эдмундса Калныньша. 1 августа 1948 года у него родился сын, которого назвали Иварсом. Рос он вместе с другими детьми под надзором любящей матери, которая вела домашнее хозяйство.

Атмосфера в семье была дружеская, спокойная, шуметь и громко говорить было не принято, возражать родителям – тоже. Они хотели, чтобы сын получил настоящую мужскую профессию, которая дала бы ему возможность содержать собственную семью. И четырнадцатилетний подросток, продолжая обучение в средней школе, пошел изучать слесарное дело. Освоил он его в трамвайном депо быстро и хорошо, даже в соответствии со временем пошел выше – научился ремонтировать вычислительную технику. Вообще приобрел нужные для жизни навыки и теперь может сам все в доме починить.

Родители «пристраивали сына к делу» еще и потому, что он, как они считали, «заразился битломанией», которая могла сбить его с праведного пути. Он и так уже вышел за рамки семейных традиций: отпустил длинные волосы, носил брюки клеш, приобрел у знакомого парня старую гитару и играл в самодеятельных молодежных рок-группах, бывало, что даже и на фестивалях, которые проходили в Риге и Юрмале. Тихой маме, не любившей громкой музыки, трудно было понять увлечение сына творчеством Джона Леннона и Пола Маккартни, она надеялась, что это пройдет.

Однако время брало свое – в 60-е годы прошлого века рок-музыкой увлекалась практически вся молодежь, и Ивар, вопреки воле родителей, продолжал дружбу с рок-группами, что, кстати, помогло ему позднее в трудный момент.

Не только музыка отвлекала парнишку от «мужской профессии». Рядом находился кинотеатр, куда он ходил вместе с друзьями. А это была пора, когда на экране американские боевики чередовались с вестернами. Увлекательное зрелище для молодежи!

И как ни старались родители направить Ивара на «истинный путь», однажды он заявил, что хочет стать артистом. «Ивар, но артисты ведь так громко говорят», — выдвинула свой аргумент мама, не одобрявшая выбора сына. Однако ей пришлось смириться, на этот раз всегда послушный Ивар настоял на своем.

И любовник, и герой

Получив аттестат, Ивар Калныньш направился в Латвийскую государственную консерваторию имени Язела Витола, где был и театральный факультет. В простой латышской семье ему дали хорошее воспитание, и его сдержанность, вежливость сразу были отмечены приемной комиссией. Произвела впечатление также импозантная внешность молодого человека, а в процессе прослушивания проявился и его драматический талант. Ивар поступил на театральный факультет с первой попытки.

Студент Калныньш готовил себя к службе на сцене и еще за два года до получения диплома стал членом труппы Художественного академического театра имени Яниса Райниса, который затем был переименован, получив название «Дайлес». Поначалу, конечно, были роли, которые обычно и дают стажерам, но все-таки он уже сумел проявить себя, сыграв в таких постановках, как «Орфей» по пьесе Леонида Жуховицкого, «Дуэнья» Ричарда Шеридана, где у него была роль Дона Антоньо, «Последний барьер» Андрея Дрипе, где выступил в роли Зументса. Молодой актер рос и по окончании в 1974 году консерватории уже получил роль Василия Потапова в постановке «Протокол одного заседания» Александра Гельмана, а затем – Треплева в чеховской «Чайке».

Сценическая карьера Ивара Калныньша складывалась вполне удачно во все годы его 44-летней службы театру, которому он верен до сих пор. Даже в начале девяностых, когда многие его коллеги не сумели перенести потрясений, связанных с крушением их общего дома – Советского Союза, Калныньш продолжал играть, став признанным исполнителем главных театральных ролей. В его послужном списке появился Индулис – главный герой в спектакле «Индулис и Ария» Яниса Райниса, затем – барон Мюнхгаузен в постановке М. Зиверта «Женитьба Мюнхгаузена», Майкл в пьесе Сэма Шеппарда «Умная ложь», Дон Фернандо в «Сиде» Жана Расина, Бенедикт в комедии Уильяма Шекспира «Много шума из ничего»… Это все по большей части признанные всем миром классические образы, к исполнению которых всегда предъявляются повышенные требования. Ивар Калныньш, судя по отзывам критиков и коллег, успешно с ними справлялся.

Именно как мастера сцены его приглашали и московские театры. Так, в Московском Независимом Театре он сыграл роль прокуратора Иудеи Понтия Пилата в спектакле «Мастер и Маргарита», которую назвали ярким событием и на этой сцене, и в жизни артиста. А ныне он продолжает играть в основном на сценах рижских театров. В последнее время даже пользуется успехом как комедийный актер. Многогранный талант этого артиста позволяет ему создавать на сцене образы самого разного плана.

Его выбрала сама Вия

Но большинство зрителей знают Ивара Калныньша по кино, где за ним закрепилось амплуа героя-любовника, представшего впервые в этом образе в фильме «Театр». До этого, еще будучи студентом, Ивар снялся в мелодраме «Илга-Иволга», в детской ленте «Верный друг Санчо», в спортивной и социальной драмах «Право на прыжок» и «Яблоко в реке». Благодаря им он стал известен прибалтийским зрителям.

Огромная популярность, даже, можно сказать, всесоюзная слава пришла к Ивару вместе с образом Тома Феннела в кинофильме «Театр», у которого тоже своего рода юбилей – он вышел в 1978 году, 40 лет назад. Говорят, что исполнительница главной женской роли великая Вия Артмане просмотрела чуть ли не 20 кинопроб, пока не остановилась на Иваре Калныньше, которого и выбрала себе в партнеры. Высокий статный красавец и в самом деле очень подходил для роли молодого человека, решившего добиться успеха в свете, ухаживая за стареющей примадонной. Он был так обаятелен, что вскружил головы и многим зрительницам.

Потом Ивар был не менее привлекательным Эдвином в экранизации оперетты Кальмана «Сильва». Он снялся также в боевике «Личной безопасности не гарантирую», в детективе «Инспектор Гулл», в драме «Не стреляйте в белых лебедей», в мелодраме «Белый танец»… И, наконец, на экраны вышел фильм «Зимняя вишня», который заставил переживать за Ивара всех женщин Советского Союза. Вернее, за его героя, интеллигентного, щедрого, уважительного и верного Герберта, работающего за границей. Они не могли понять, почему героиня Елены Сафоновой предпочла остаться с нерешительным и неверным Вадимом, который, судя по всему, никогда не оставит жену. Что поделаешь, любовь — это всегда тайна, которую невозможно разгадать непосвященному в нее человеку.

Такого громкого успеха, как в «Театре» и «Зимней вишне», у Калныньша больше не было, но о нем не забывали ни режиссеры, ни зрители. В сериале, созданном по романам Чингиза Абдуллаева, Ивар наконец сыграл не героя-любовника, а настоящего героя, борца с международной наркомафией, сотрудника спецслужб Дронго. Стоит также отметить его роли в детективе «Вход в лабиринт», в драме «Шоу для одинокого мужчины», в боевике «Зеркальные войны: Отражение первое», в криминальном сериале «Опера: Хроники убойного отдела», в мелодраме «Городской романс», в комедии «Тетушки»… Его фильмография насчитывает около ста кинокартин.

Ему приходилось работать на съемочных площадках со многими талантливыми артистами: Виталием Соломиным, Игорем Дмитриевым, Михаилом Светиным, Игорем Костолевским, Верой Глаголевой, Еленой Кондулайнен… И у всех он чему-то учился, наблюдая за ними. Но иногда не стеснялся и поспрашивать. Как-то в поезде Ленинград – Москва случайно оказался в купе с Павлом Кадочниковым, настоящей звездой советского экрана. Так Ивар всю ночь не давал ему спать, расспрашивая знаменитого артиста, как держать осанку, как правильно подавать реплики, какие тонкости помогают создавать образ и т. д.

Свои встречи с великими мастерами кино и театра Ивар считал подарком судьбы, такой и была для него встреча с Нонной Мордюковой. В начале девяностых в Твери проходил фестиваль актеров кино «Содружество». После выступлений его участники собирались в ресторане. Ивар, уставший после концерта, изменив своему правилу, не стал переодеваться, явился в джинсах и свитере. И вдруг увидел Мордюкову, которую боготворил еще со времен студенчества. Она тоже его заметила, он понял, что ему выпал счастливый случай познакомиться с великой актрисой. Ивар вернулся в номер, надел костюм и галстук и только после этого присоединился к коллегам в ресторане. Нонна Викторовна оказалась очень интересной собеседницей, сыпала забавными историями и шутками. В конце вечера, когда их осталось уже немного в зале, Нонна Викторовна положила в руку Ивара маленькую матрешку и заметила, что, переодевшись, он выразил уважение к ней не только как к актрисе, но и как к женщине.

Три периода счастья

Особое отношение к женщине культивировалось в дружной, прочной семье, в которой рос Ивар, и он мечтал о такой же. Но судьба распорядилась иначе: у него было три брака, и каждый, как он считает, можно назвать счастливым.

Ивар был еще совсем юным, когда, готовясь к выступлению с рок-группой на уличном концерте, увидел девушку, которая бойко дирижировала оркестром пожарников. Илга поразила его воображение, они стали встречаться и в 1971 году, когда Ивар был еще студентом, поженились. У них родились дочери Уна и Элена. Зарплата начинающего артиста была мизерной, за съемки в кино тоже платили немного. Вот тогда и пригодились его выступления с рок-группами. Они ездили с концертами по колхозам, выступали иной раз даже в теплицах и конюшнях, играли просто на танцах, лишь бы заработать хоть немного. Однако счастливые 20 лет пролетели, любовь «ушла в космос, откуда и пришла», как говорит Ивар, и они с Илгой спокойно расстались.

Спустя год Калныньш начал сниматься в картине «Тайны семьи де Граншан», его партнершей была актриса Аурелия Анужите, ровесница его старшей дочери. Им надо было изобразить страстные романтические отношения, а у них это долго не получалось, пока они не поняли, что не могут жить друг без друга.

Клятву верности они произносили в костеле, ради любимой Ивару пришлось из лютеранства перейти в католицизм. Опять наступил период семейного счастья, у супругов родился сын Микус. Но затем стали мешать какие-то мелочи, и через семь лет супруги расстались. «Надоели, наверное, друг другу», — высказался по этому поводу Ивар.

И вот на вечеринке у друзей Ивар увидел девушку, которая сразу привлекла его внимание. Он подошел к ней и сказал: «Вы похожи на Мону Лизу!» Она тут же бойко ответила: «А вы на Ивара Калныньша!» 24-летняя Лаура, как оказалось, была юристом, но Ивар почувствовал в ней родственную душу. Тридцать лет разницы в возрасте не мешали им общаться, и они долгое время просто встречались в одной компании. Когда же поняли, что расставаться не хочется, пошли в загс и расписались, не устраивая по этому поводу никакой шумихи. Теперь Ивар говорит, что если бы встретил Лауру в самом начале жизни, то ему не пришлось бы жениться трижды. Он наконец-то имеет жену, которая «не контролирует каждый шаг, не изводит ревностью, а просто беспокоится о тебе и разогревает к твоему приходу ужин». Две дочери – Вивьен и Луиза еще более скрепили этот семейный союз. Вместе с Лаурой к Ивару пришел третий период счастья, которым он очень дорожит. Прочный тыл помогает ему держать ту высокую планку в творчестве, на которую подняли его талант и преданность искусству.

Идиллия ДЕДУСЕНКО

Фото baltnews.lv

Наверх