№ 44 (3723) 07.11.2018  

ПОДОШЛИ К ЧЕРТЕ

Специалисты уверены: при существующем уровне химизации эффективное и экологически безопасное сельское хозяйство невозможно

С проблемой оскудения плодородия почв человечество столкнулось очень давно. Ещё в XIX веке английские крестьяне начали повышать плодородие своих земель с помощью посевов клевера и бобовых культур. В России, которая недостатка в землях не испытывала, для обозначения малоплодородных полей использовался термин «выпаханность». Обычно их на несколько лет переводили в залежь, то есть оставляли в покое, чтобы земля отдыхала, набиралась сил.

Почему падает плодородие

В наше время ситуация ещё больше усугубилась. Биологическая активность почв снизилась в разы. Наблюдается сильная деградация почв и убыль плодородия. А почему плодородная почва теряет свои свойства? Учёные считают, что виной всех негативных процессов в почве с полным основанием можно считать использование химических удобрений и средств защиты растений – пестицидов, гербицидов и прочих ядов. Немалый ущерб почве наносит и её глубокая обработка. Глубокой вспашкой нарушается биосфера почвы, уничтожаются обитающие в ней живые организмы, сокращается слой гумуса.

Ради большого урожая из земли выжимаются все соки. В результате плодородие наших чернозёмов стремительно падает. Если не принять решительных мер, то, по оценкам учёных, уже через 20-30 лет чернозёмов, как таковых, не останется.

Можно ли предотвратить эту беду? Пока ещё не поздно, необходимо принять все меры для спасения русского чернозёма. С чего начать? Учёные считают, что самый большой урон чернозёмам наносит эрозия почвы. Причём этот процесс идёт быстрее, чем в прошлые десятилетия. Почему? Потому что аграрии перестали проводить противоэрозионные мероприятия. А ведь в советское время их проводили регулярно. Почву в обязательном порядке обрабатывали плоскорезами. Именно таким способом удавалось защитить пашню от ветровой и водной эрозии.

Кроме эрозии, большой вред почве наносит так называемое засоление. В последние годы этот процесс напоминает о себе всё чаще. А всё потому, что хозяйства края перестали вносить в почву фосфогипс. Именно с его помощью аграрии боролись с нежелательным процессом.

Биологизация – путь к спасению

От всех болезней и вредителей всегда можно найти противоядие. Природа сама выработала для себя лекарства от большинства напастей. По мнению специалистов Ставропольского информационно-консультационного центра, до 40 процентов химических препаратов можно без ущерба для урожая заменить биологическими средствами. То есть ставропольские чернозёмы может спасти экологическое земледелие. Идея, в общем — то не новая, но дорогу себе пробивает с трудом. Правда, уже несколько российских регионов с успехом применяют биотехнологии в сельскохозяйственном производстве. А наибольшего эффекта в этом направлении добились аграрии Белгородской области. В этом регионе разработана программа по внедрение биологической системы земледелия. Учёные заметили, что местные чернозёмы быстро теряют своё плодородие. Если 100 лет назад содержание гумуса в них превышало 12-15 процентов, то сейчас оно снизилось до 2-3 процентов. А гумус – это плодородная сила земли. Она катастрофически снижается. Стали изучать, почему так произошло. И пришли к выводу, что ежегодно тысячи тонн чернозёма смываются талыми водами и дождём. Плюс к этому ветровая эрозия, интенсивная обработка почвы, химические удобрения и пестициды. То есть, если продолжать эксплуатировать землю, как это делали последние десятилетия, от былых чернозёмов скоро останутся лишь одни воспоминания.

Сколько взяли, столько и вернуть

Получается так, что аграрии забыли простой закон. Суть его: сколько у земли взяли с урожаем, столько же нужно ей вернуть. В процессе пахоты нарушается так называемая биосфера почвы, нижние пласты плуг выворачивает наверх. А именно там и обитает множество живых организмов, в том числе и дождевые черви. А ведь ещё Аристотель называл их «кишечником земли». Именно они играют важную роль в образовании гумуса.

Поскольку человек берёт от земли значительно больше, чем ей возвращает, она начинает болеть. Значит, землю надо лечить. Поставив диагноз, учёные Белгородской области нашли и средство для лечения. Они предложили аграриям оставлять почве как можно больше сухого вещества. Его должно быть не менее 8-10 тонн на каждый гектар. Но это возможно лишь в том случае, если ввести в севообороты многолетние травы и сидеральные культуры. И ещё очень важное условие – необходимо прекратить сжигание соломы и других пожнивных остатков на полях. Есть ещё ряд условий, которые тоже необходимо учитывать и соблюдать. К примеру, следует отказаться от вспашки земли. Есть поверхностная обработка почвы, вот её и применяйте. А где-то можно применить и нулевую обработку. Специалисты предложили аграриям оставлять на поверхности как можно больше мульчи, это позволит создать необходимые питательные вещества для живых организмов и, прежде всего, для дождевых червей.

Предлагать, конечно, легче, чем исполнять. Не все аграрии оказались готовыми перейти на экологическое земледелие. Однако за первые пять лет реализации программы внедрения биологической системы земледелия, многое удалось сделать. Кроме того, что почва начала выздоравливать, улучшились и экономические показатели. Несмотря на то, что область за эти годы на 25 процентов сократила применение минеральных удобрений, сборы зерна выросли в полтора раза.

Опыт Белгородской области, конечно, впечатляет. И теперь уже несколько регионов переходят на биологический путь развития сельского хозяйства. Воронежская, Липецкая и Ульяновская области, Краснодарский край и республика Татарстан официально объявили о внедрении биологических технологий в сельское хозяйство, как главного резерва земледелия.

А что же Ставрополье? К сожалению, наш край в число регионов, безоговорочно поддерживающих биологизацию агротехнологий, пока не входит, хотя сторонников у неё здесь немало. В крае создан «Союз биологического земледелия». Его председателем стал Алексей Абалдов. Он уверен, что будущее сельского хозяйства за биологическим сельскохозяйственным производством.

— Интенсивное земледелие подошло к той черте, когда требуется снижение химической нагрузки, — считает Алексей Абалдов. – То есть, при существующем уровне химизации вести экономически эффективное и экологически безопасное сельское хозяйство невозможно.

А биологизация, по твёрдому убеждению Алексея Абалдова, очень ёмкое понятие. Оно включает в себя целую систему мероприятий, направленных на оздоровление почвы, снижение себестоимости сельскохозяйственной продукции. Сюда входят и севооборот, и использование сидеральных культур, и внесение органических удобрений, и мелиорация земель, и минимизация обработки почв, и применение целого спектра современных биопрепаратов. Сегодня в Ставропольском крае действуют около трёх десятков фирм, предлагающих аграриям целый набор биологических средств. И уже имеется немалый опыт их применения. Большинство почвенных биопрепаратов позиционируется как средство по ускоренному разложению соломы и других пожнивных остатков.

В Георгиевском районе разработана технология выращивания экологически чистой сои. Её автор Николай Гринёв. Уже ряд лет здесь успешно применяются различные биопрепараты против вредителей и болезней. Химические препараты не используются вообще. В результате и урожайность выше, чем у соседей, и экономический эффект достаточно высокий.

Дождевые черви – наши агенты

Люди старшего поколения наверняка помнят, что была в их жизни эпоха ДДТ. Изобретя это страшное средство, люди воображали, что теперь покончат с вредителями растений и животных раз и навсегда. Но оказалось, что от этого химического оружия могли погибнуть и сами «оруженосцы». От применения ДДТ пришлось отказаться.

На смену химизации идут биологические технологии. В процессе поиска экологически чистых способов повышения урожайности и борьбы с вредителями и болезнями наши учёные сделали своими агентами не только дождевого червя, но и ос и даже мух.

Дождевого червя учёные относят к важным организмам земли. Он достаточно прожорлив, за сутки каждая особь съедает органических отходов столько, сколько весит сама. Эту особенность дождевых червей успешно используют в хозяйствах по их разведению и производству гумуса. Такие хозяйства есть в Санкт-Петербурге, Москве и Владимире. Кстати, наши дождевые черви внешне ничем не отличаются от калифорнийских собратьев. Но наши живучей, они легче переносят российские зимы. А едят дождевые черви растительные остатки, навоз и даже солому. Более половины съеденного, примерно 60 процентов черви выделяют в виде гумуса. Того самого, которым ценен кубанский и воронежский чернозём. Тонна червей за 24 часа производит 600 килограммов прекрасного биологического удобрения, с которым не сравнится никакая химия.

Дождевые черви перерабатывают органические отходы, а производят сложнейшее и ценнейшее вещество – гумус, который содержит миллионы бактерий, которые стимулируют рост растений, увеличивая урожайность в 4-5 раз.

Существует такое понятие, как «здоровая земля». Специалисты говорят, что в такой земле за счёт биологической активности должны разрушаться все химические компоненты, в том числе и пестициды. Здоровая почва должна подавлять развитие возбудителей болезней, которые присущи растениям, животным и человеку. Вот почему необходимо находить такие технологии, которые восстанавливают жизнь в почве, нарушенную бездумным применением химических удобрений и пестицидов.

Николай ШЕБАЛКОВ

Фото Виктора Нестеренко

Наверх