№ 15 (3745) 17.04.2019

НЕ В ПОЧЁТЕ

Почему на Ставрополье сое не уделяют должного внимания?

Весь мир признал неопровержимые достоинства этой культуры. Только в США ежегодно выращивают не менее 100 миллионов тонн (в 2016 году – 117,2 млн тонн) соевых бобов. Эта страна в своё время сделала на сое большой бизнес. Впрочем, эта культура и сегодня пользуется в США популярностью. Американцы отводят под неё самые лучшие земли в климатическом поясе, где выпадает почти тысяча миллиметров осадков.

Прибыльное дело

Сою в Америке не случайно считают самой выгодной сельскохозяйственной культурой. Она является там ключевой культурой в ликвидации белкового дефицита. И не только в США. Производство сои растёт в Бразилии и Аргентине, в Индии и Китае. И мировые цены на сою остаются высокими. Специалисты подсчитали, что в США один гектар сои приносит 245 долларов чистой прибыли. Никакая другая культура с соей в этом плане не сравнится.

А как Россия смотрится на мировом фоне с производством сои? Скажем прямо: не очень. Хотя на протяжении последних трех лет в России наблюдается подъем производства сои. В 2018 году в России было произведено 4, 3 млн тонн соевых бобов, что на 9,2% выше объема производства предыдущего года – это данные Анализа рынка сои за 2018 год компании Alto Consulting Group. Выращивается она в основном на Дальнем Востоке. Везти её оттуда в европейскую часть страны невыгодно из-за высоких железнодорожных тарифов. Проще отправить на экспорт, что и практикуется.

В стране есть немало и других мест, пригодных для производства сои. Лучшее из них – Краснодарский край. Что же касается Ставрополья, то здесь соя большим почётом пока не пользуется. Хотя нельзя сказать, что этой культуре совсем не уделялось внимания. Ещё в 50-е годы прошлого столетия в крае проводились серьёзные исследовательские работы по сое. Учёные доказали, что и на Ставрополье есть обширные территории, где можно получать хорошие урожаи сои. Причём, как на богарных, так и на поливных землях. Площади под соей намечалось довести до 50 тысяч гектаров. Но что-то не сложилось. Более 35 тысяч гектаров под сою в крае не отводилось. Вдобавок ко всему в конце 90-х годов, когда о сое вдруг вспомнили снова и площади под этой культурой начали расти, США бесплатно поставили в нашу страну в качестве гуманитарной помощи большую партию соевого шрота. Это привело к тому, что выращенная у нас соя оказалась никому не нужной, цены на неё резко упали. Аграриям ничего другого не оставалось, как сократить посевные площади.

Ситуация осложнялась ещё и тем, что не все хозяйства, взявшиеся за выращивание сои, умели получать приличные урожаи этой культуры. Многим мешала засуха, которая наведывалась в наш край через каждые год-два. Даже на Кубани урожаи сои не всегда удовлетворяли земледельцев. В результате площади под соей то росли, то сокращались. И не раз вставал вопрос: быть или не быть сое на Ставрополье. Если уж в Краснодарском крае, где выпадает до 600 миллиметров осадков, урожаи не всегда удаются, то что же говорить о Ставрополье.

Другая технология

А может быть, дело ещё и в технологии возделывания этой культуры? Бывший директор Незлобненской семеноводческой технологической станции, ныне пенсионер Николай Филиппович Гринёв около 40 лет занимался соей. Не понаслышке знает, почему не растут площади под соей. На станции им была разработана технология, позволяющая получать хорошие урожаи сои. Чем же она отличается от традиционного способа?

— Наша технология более всего годится именно для юга России. То есть она разрабатывалась с учётом местных климатических условий. Её главное отличие от традиционной технологии заключается в том, что посев сои проводится не в конце апреля – начале мая, а в течение всего июня. Сев следует начинать с учётом наличия влаги в почве. Перенос сева на более поздние сроки позволяет спровоцировать и уничтожить сорную растительность. Причём уничтожали её не с помощью гербицидов, а механическим путём. Мы использовали эту технологию много лет. Подсчитали среднюю урожайность за несколько лет, она оказалась довольно приличной – 19,1 центнера с гектара. И это на богарных землях. Списания посевов не было. А вот подсолнечник и кукурузу за эти же годы не раз приходилось списывать.

Новая технология по достоинству оценена в хозяйствах Георгиевского, Минераловодского, Новоалександровского, Изобильненского районов, а также в ряде хозяйств Краснодарского края. Соблюдая ее, они получают хорошие урожаи.

Напомню, что правильно исполненная новая технология исключает применение химических препаратов, ни гербицидов, ни пестицидов вносить в почву нельзя.

— То есть появилась возможность получать экологически чистую сою, которая годится для использования не только на корм животным и птице, но и в продуктах питания для человека и прежде всего детей?

— Разумеется. Наша соя в больших количествах применяется в продуктах питания, и это здорово. Она безопасна в отличие от импортной сои, при выращивании которой используются гербициды, обладающие канцерогенностью.

К тому же чистые от сорняков летние посевы сои являются хорошими предшественниками под любые культуры. А ещё соя может использоваться и как страховая культура в случае гибели озимых, а также в тех случаях, когда посевы кукурузы или подсолнечника уничтожаются градом. И желательно, чтобы на таких полях не применялись гербициды.

Соя, посеянная в июне, до цветения легко переносит июльскую жару. Я считаю, что в крае есть возможность уже в ближайшие годы довести посевные площади под соей до 100-120 тысяч гектаров. Может быть, для этого придётся потеснить в севообороте ячмень, овёс, подсолнечник. Край может получать ежегодно не менее 200 тысяч тонн соевых бобов. Это позволит дать толчок развитию животноводства. И я убеждён, что без сои невозможно производить конкурентоспособную животноводческую продукцию. Соя – это ключ к развитию животноводства. По этому пути идут все развитые страны. А нам от них отставать нельзя.

Николай ШЕБАЛКОВ

 

Наверх