№ 10 (3740) 13.03.2019

КАК УСПОКОИТЬ ПЕСКИ

О лесополосах и испытанном методе Касьянова

Недавно из федеральной в краевую собственность были переданы полезащитные лесные полосы. По данным инвентаризации 2004 года, площадь этих насаждений на Ставрополье составляет 134 тысячи гектаров. По другим данным, под лесными полосами занято не менее 200 тысяч гектаров, так как ежегодно лесной службой края создаётся до 500 гектаров новых защитных полос на землях сельскохозяйственного назначения и столько же в лесном фонде. Как сообщили в министерстве имущественных отношений края, на кадастровый учёт уже поставлено более 135 тысяч гектаров. А в ближайшее время будет подготовлен законопроект по определению правил ухода за лесополосами.

Беречь как зеницу ока

Для степного Ставрополья важность лесных полос трудно переоценить. Ведь мы живём в зоне рискованного земледелия. Кроме засухи здесь нередки пыльные бури и ветровая эрозия почв. И именно по этой причине ещё в первой половине XIX столетия крестьяне-переселенцы начали создавать здесь первые защитные лесополосы. А старожилы должны помнить и так называемый «сталинский план преобразования природы», который претворяли в жизнь в 30-е годы прошлого века первые колхозы. На Ставрополье в 1930 году был утверждён план лесомелиоративных работ, которым предусматривалось создать за 10 лет 16,5 тысячи гектаров лесных полос. План был успешно перевыполнен.

А в 70-х годах прошлого столетия в крае была создана так называемая законченная система защитных лесных полос. То есть удалось оградить лесными полосами буквально каждое поле.

Учёные доказали, что под защитой лесных полос урожайность зерновых культур на 6-7 центнеров с гектара выше, чем в безлесной степи. И не секрет, что на полях, окружённых лесополосами, лучше сохраняется влага в почве. Такие поля меньше подвергаются действию пыльных бурь.

Казалось бы, беречь надо это богатство как зеницу ока. Но не всегда получается. Огромный ущерб лесным полосам был нанесён в 90-е годы прошлого века. Произошло резкое снижение объёмов финансирования на работы по уходу за лесными полосами и новыми посадками. Фактически они оказались бесхозными, брошенными на произвол судьбы. В ряде районов лесополосы оказались рассадниками сорной растительности, а кое-где велась чуть ли не массовая вырубка деревьев. А сколько лесополос пострадало в результате сжигания стерни на полях. Официально с 1990 по 1996 год была зарегистрирована гибель лесополос на площади 18 тысяч гектаров.

Статистика свидетельствует о том, что даже в голодные послевоенные годы в стране продолжалась посадка новых лесных полос. К примеру, в 1946 году на Ставрополье было посажено 800 гектаров защитных лесных полос. Причём делали всё вручную, никакой техники не было. Почему же в наше время к лесополосам такое пренебрежительное отношение? Почему спохватились, когда в край вновь вернулись пыльные бури?

С 1997 года из краевой казны начали выделяться средства на восстановление лесных полос. Но этих денег хватало лишь на латание дыр. К сожалению, финансирование защитного лесоразведения из федерального бюджета прекратилось совсем. То есть Москва дала понять, что на-

деяться надо только на себя. И в крае ещё в 2000 году была принята целевая программа «Защитное лесоразведение на землях сельскохозяйственного назначения в Ставропольском крае на 2000-2005 годы». Благодаря этой программе из краевого бюджета на защитное лесоразведение ежегодно тратился 21 миллион рублей. Это очень мало. Тем более что пришло время менять автомобильный парк в лесхозах, который изношен на 85 процентов.

Грецкий орех вместо акации

С полезной инициативой выступили в те годы специалисты одного из хозяйств Новоалександровского района. Они решили восстановить лесополосы за счёт собственных средств. Особенность этой инициативы заключалась ещё и в том, что высаживать в лесополосах решили не акацию, как это было раньше, а грецкий орех. Дело это не новое. Например, в Кировском районе немало таких лесополос. Деревья, как и всё живое, не вечны, живут в лучшем случае до 30 лет. А вот грецкий орех может дожить и до ста лет. К тому же его посадки не только защитят поля от ветров, но и дадут урожай орехов.

Но если в западных и южных районах края лесополосы чувствуют себя более-менее нормально, то на востоке региона дела совсем плохи. Там снова началось наступление песков. И пыльные бури возникают всё чаще. Ситуация тревожная. Надо омолаживать старые лесополосы и создавать новые. По оценкам специалистов, большинство лесополос там находятся в плачевном состоянии. Если их не омолаживать, они скоро погибнут.

Обычно в весеннюю пору со стороны Дагестана и Калмыкии на восточные районы Ставрополья не раз налетала пыльная завеса и держалась она не час и не два, а более суток. Песок закрывал небо. Зловещее движение песчаных туч жители Ногайской степи замечали ещё в прошлом веке. Но тогда здесь выпасались тысячные отары овец. Животные вытаптывали степь, не давая возможности залечить нанесённые ей раны. Степь на глазах блекла, всё больше становилось сыпучих песков. Для их закрепления сюда завезли большую партию неприхотливого кустарника джузгуна. Краевые власти приняли тогда специальный документ по закреплению песков. На эти цели были выделены немалые средства.

Травы между деревьями

Именно тогда в Нефтекумском районе была создана «Ачикулакская казённая шелюговая и осокоревая плантация по успокоению песков». Она насчитывала более 90 десятин молодых посадок. И что удивительно, они выстояли. А через несколько лет на месте этой плантации раскинулась настоящая лесная роща. Её выпестовали сотрудники Ачикулакской научно-исследовательской опытной станции. Они задались целью вырастить лесные полосы и дубовые рощи, прежде всего на песчаных землях. И им это удалось. А затем взялись за улучшение пастбищ. Было испытано несколько способов, но только один из них оказался удачным. Сотрудники станции взяли на вооружение метод коренного улучшения пастбищ, разработанный русским учёным Ф. Касьяновым.

Используя этот метод, они создали в хозяйствах Нефтекумского района несколько эталонных пастбищ. Метод удивительно простой. На песчаных почвах закладывались лесные полосы, а между ними высевались травы.

Создание лесных полос и пастбищ – так называлась эта комбинация. Почему бы не вспомнить о ней сегодня? Метод Касьянова может пригодиться и в других восточных районах. Впрочем, почему только в восточных? Ветровой и водной эрозии почв на Ставрополье подвержены 84 процента пашни. Значит, фактически весь край может воспользоваться испытанным методом.

Николай ШЕБАЛКОВ

Фото Виктора Нестеренко

Комментарии
Наверх