№ 50 (3576) 23.12.2015

С БЕЗДОМНЫМИ У НАС АВРАЛ

Краевому центру остро необходим приют для бомжей

На улице ужасная погода. Как хорошо прийти в уютный дом и закутаться в тёплый плед с кружкой горячего шоколада! Но далеко не всем доступно такое маленькое удовольствие. К примеру, бездомным, которых в Ставрополе и окрестностях довольно много, особенно у городских храмов. Но до них нет дела ни городской, ни краевой власти. Парадокс, даже приют для бездомных животных есть, а для людей – нет.

В День Святого Николая Чудотворца я приехала в Успенский храм. Там разговорилась о проблеме бездомных с одним из сотрудников. Он сам ещё два месяца назад жил на улице, а теперь наводит порядок у церкви. Виктор рассказал: «Ставрополю очень нужна ночлежка для людей без определённого места жительства. У нашего храма таких собирается около 20 человек. Прихожане им активно помогают. Власти, видимо, не знают о существовании проблемы. С этим у нас аврал. В других регионах России занимаются бездомными, а Ставрополье как-то этот вопрос игнорирует. Это большая недоработка нашей администрации, которая делает вид, что не знает ничего о существовании бомжей в таком количестве.

Сам я жил одно время в Петербурге и могу сказать, что там есть ночлежки, куда вечером могут прийти бездомные, принять душ, переодеться в чистые вещи из гуманитарной помощи. Каждый день ведётся санобработка прибывших».

Подростки страшнее голода

Сами бездомные наперебой рассказывали, как часто люди умирают на улице. Вспомнили Юру без ног, передвигавшегося на коляске. Он получал хорошую пенсию. Каким-то образом попал к цыганам. Те отвезли инвалида насильно в Армавир попрошайничать. Там он и замёрз прямо на улице.

Ещё одну жуткую историю поведали о своих собратьях ставропольские бомжи: «Недавно побили сразу двоих. Девочку, мы называли её «Волчицей», ногами избили подростки, а парня посадили в люк, облили бензином и подожгли. А еще одному бездомному возле Андреевского храма сухожилия перебили. Безбашенных малолеток мы боимся больше, чем голода. Полиции дела нет до нас, даже не стали искать этих малолетних садистов».

Пока беседовали с беспризорными, с горячими обедами подъехала Роза Баранова. Эта женщина уже много лет в рамках проекта своей общественной организации «Накорми голодного» помогает бездомным – кому-то сделать документы, кому-то найти родственников. А каждую субботу Роза привозит еду к храмам. «Скоро уже шесть лет, как мы кормим тех, кто никому не нужен, — говорит Роза Теймуровна. — Сначала казалось, что сделаем это один – два раза. Но увидели, что бездомных меньше не становится, наоборот, их все больше. Каждый раз приходит около 25 человек. Очень многие просят, чтобы их куда-то определили, забрали. Я звонила в Свистухинский центр социальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий. Директор сказал, что уже в сентябре центр был забит до отказа, приняли больше, чем положено,150 человек. В центре помогают людям документы оформить, в больницы устраивают для получения инвалидности. Это единственное государственное учреждение в Ставропольском крае, где оказывается подобная помощь».

По словам Барановой, основные проблемы бездомных – поесть, одеться и где-то переночевать. «Я звонила в Ростовскую область, в Краснодарский край. У них есть и приюты, и ночлежки. И они говорят, что наши ставропольские бездомные едут к ним. Неужели нашим властям не стыдно? Я уже бьюсь шесть лет за открытие приюта: обращалась в мэрию, звонила на «Горячую линию» губернатора, — возмущается Роза. — Когда были очень сильные морозы, ходила на приём к министру труда и соцзащиты, который сказал: «Даже не мечтайте, у нас нет на это финансирования, и не ждите». Я бы посоветовала перенять опыт других регионов, где приспосабливают под приюты заброшенные здания. А на Ставрополье таких немало: разные старые промбазы, строительные помещения, пустующие больницы, как в Цимлянском, на хуторе Грушёвом. Ведь отремонтировать легче, чем заново строить. Конечно, это учреждение должно быть медицинским, чтобы бездомным могли и раны обработать, и флюорографию сделать, и анализы взять».

Покушать к храмам приходит самый разный контингент из бездомных и бедных. Как рассказывает Роза Теймуровна, встречаются очень интересные личности. Приходил даже человек, некогда преподававший в СГУ философию. Он живёт в своей квартире, но не особо отличается от бродяг внешне, у него маленькая пенсия. Когда-то в ряды бездомных попал футболист Валерий, в 80-е годы игравший за «Динамо – Ставрополь». Он был перспективным игроком, но на одном из матчей сломал ногу. Карьера закончилась, он сильно запил, свою квартиру оставил жене с дочкой. Через несколько лет он позвонил Розе Теймуровне и сказал, что жена умерла, и он хочет забрать ребёнка из детского дома. «Мы позвонили его маме в село, насобирали денег на билет, оформили инвалидность для получения пенсии. Это одна из историй с хорошим концом, – рассказывает общественница. – Также одно время приходил покушать молодой человек, у которого мама – известный в Ставрополе адвокат. Узнав, что у сына, бывшего наркомана, ВИЧ, выгнала его из дома, боясь заразы и испорченной карьеры. Он стал бомжевать. Кстати, о болезнях бездомных. Прошлой зимой приходила поесть женщина, у неё была открытая форма туберкулёза. Положили её в пульмонологическое отделение 4-й горбольницы, там ещё выявили и вирус иммунодефицита человека. Ещё одного, Серёгу, недавно выгнали с теплотрассы на улице Морозова. Её заварили после того, как люди сообщили, что туда спускается бомж. Мужчина с открытой формой туберкулёза быстро погибнет в холоде, к тому же он социально опасен, но никто его не забирает в стационар».

Как считает главврач Краевого клинического кожвендиспансера, президент Ассоциации медиков Ставропольского края Михаил Земцов, бомжам на улице и вправду судьбою отведён короткий срок. И чаще всего причиной их смерти становится вовсе не коварный вирус, а чахотка, гепатиты всех видов, иными словами, элементарная болезнь грязных рук. А также алкогольная интоксикация от дешёвого суррогатного алкоголя и всяких «незамерзаек». Ещё одна причина ранних смертей бомжей – переохлаждение зимой и перегревание в жару. Кстати, в стационар медики могут по закону забрать только тех, у кого присутствует явная клиническая картина болезни: чесотка, короста на теле, кожное заболевание, опасное для окружающих. Просто привезти человека с улицы для обследования в медучреждение нельзя, да и кто это будет делать, если у пациента нет полиса и паспорта? Себе дороже выйдет. К сожалению, несколько лет назад не только медвытрезвители позакрывали, но и спецприёмник для бродяг в Ставрополе, куда их во время рейдов, насобирав по городу, доставляли сотрудники правоохранительных органов. Там их мыли, чистили, подлечивали.

Такие разные судьбы

«Проблемы бомжей очень широки, от медицинских аспектов до оформления документов. И, конечно, если был бы приют и ночлежка, можно было бы подключать волонтёрские движения, объявлять сбор пожертвований для поддержания приюта, – отмечает Роза Баранова. – Да и законы не в пользу бездомных. Если раньше я сама могла пойти в адресное бюро, чтобы взять справку для оформления паспорта бездомному, то теперь может прийти только сам человек и получить её при предъявлении главного документа. Замкнутый круг. Вы знаете, с разными судьбами приходится сталкиваться, когда мы кормим бездомных. Есть пожилая женщина, которая влезла в огромные кредиты. И у неё сейчас, кроме долгов, больше нет ничего. Она приходит к храму покушать и попросить милостыню. Есть ещё одна дама, живёт где-то на дачах. У неё дочка в Москве на лечении от онкологии. Вот мать и просит подаяние. И таких очень много. К сожалению, центр соцадаптации в Свистухинском не в силах вместить всех бездомных Ставропольского края».

Волонтёры и просто не равнодушные к чужому горю люди уже не первый год просят меня как журналиста опубликовать открытое письмо к властям всех уровней с просьбой решить проблему и построить, наконец, приют для бездомных. Как в соседних регионах, как по всей России. Но, видимо, власть предержащим проще по приезде высоких чиновников из Москвы просто очищать улицы города от бродяг. Слышала от самих бомжей, как их «пачками» свозили на мусорную свалку за город. И оттуда потом бедняги добирались до цивилизации кто как мог. Чиновники, имейте сердце и проявите милосердие к сирым и убогим, вам это зачтётся!

Исповедь бедолаги

P1060844Вадим Поздняков на улице уже 10 лет, сейчас ему 42. С гангреной он находится на лечении в отделении гнойной хирургии 2-й горбольницы Ставрополя. Врачи бьются, чтобы спасти ему хотя бы одну отмороженную ногу. Он очень им благодарен за человечность.

Вадим поведал «СГВ» свою историю. «Сестра продала квартиру, в которой я жил раньше, и уехала в Улан-Удэ, я как раз освободился из мест лишения свободы и приехал в Ставрополь работать, – поделился бездомный. – Жить было негде. Долго официально работал, у меня есть документы. Но с каждым годом становилось всё хуже со здоровьем. Был сторожем на заводе люминофоров, затем переехал в Дубовку к сожительнице. В 2007-м у нас родился сын. Там работал 5 лет. Потом мы с ней разругались, она забрала своего старшего сына и уехала в КЧР, а маленького отдала мне. Сейчас он живёт у моей младшей сестры. С ними жить негде, у неё своих четверо мальчишек, сейчас родила ещё дочку, сами все в маленькой комнатушке.

Сплю я на кладбище, прямо возле крестов, в нише. Недавно был сильный дождь, отморозил ноги. Приют для бездомных в краевом центре очень нужен, особенно в зимнее время. Кто-то ночует в подвалах, кого-то добрые женщины пускают в подъезды. Есть, например, одна на Ташле, которая к себе пускает бродяг погреться. Несколько лет назад отец Виталий добился строительства приюта для бездомных. Возле «Успенки» расчистили место, начали рыть котлован, и тут из горадминистрации пришёл запрет на строительство. Мол, рядом детские учреждения, колледж. А то, что мы стоим у церкви каждый день грязные и вонючие, и дети ходят утром и вечером мимо нас – ничего?!»

Подготовила Ольга Богатеева

Фото автора

Наверх