№ 35 (3714) 05.09.2018  

РОДНИКИ МОИ СЕРЕБРЯНЫЕ…

Сельские энтузиасты организовали туристический маршрут в уникальный природный уголок

Юрий Бартенев в прошлом офицер, служил на Украине. Когда же Союз распался, он не стал присягать новому государству, а просто уволился из армии, не набрав положенных лет выслуги для пенсии. Но не жалеет о принятом решении. Говорит, что был обычным офицером. И выпивал, и курил, в философские глубины бытия не шибко вдавался. Но когда увидел, как цинично государство обошлось со служивыми людьми, бросив многих на произвол судьбы, сильно задумался – почему так несправедливо устроен наш мир. Так постепенно он пришел к Богу.

ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВОМ ЧУДОТВОРНОЙ ИКОНЫ

Как и многие люди, он разочаровался в коммунистической идеологии. Но при всем при этом в Советском Союзе была выстроена единая система взглядов, нравственных ценностей, которые как-то работали, создавали у людей ощущение целостности бытия. А тут оказалось, что вокруг выжженная пустыня. Зрелые люди еще как-то смогли найти опору в тех вечных ценностях, которые полностью, конечно же, не были отвергнуты и советским обществом. А молодежи на что опереться?

Вот он и решил, придя к Богу, что его послушание – это работа с молодежью. Может, и не всех удастся приобщить к вере, да это и не его задача, но открыть молодым глаза на красоту реального, а не компьютерного мира, научить их радоваться простым человеческим взаимоотношениям, когда смотришь собеседнику в глаза, слышишь его живой, а не электронный голос.

Так Бартенев стал одним из учредителей молодежного православного движения «Соборяне», от которого потом отпочковалась другая общественная организация – «Православный Кавказ». Юрий Петрович организовывал для молодежи горные походы в Архыз, где предлагал ребятам хотя бы на время забыть мобильные телефоны, прочие гаджеты и пожить нормальной жизнью среди гор, чистых рек и прозрачного воздуха, проверить себя в реальных, а не виртуальных испытаниях. Приходилось попадать в сложные ситуации, из которых всегда, слава Богу, удавалось выходить без травм и нервных потрясений. Бартенев убежден, что в этом ему помогала икона Владимирской Божьей материи, которую он всегда носил с собой. Считает ее своей заступницей.

Однажды он побывал в хуторе Красная Балка, который входит в Подлужненское сельское поселение. Место это уникальное. Здесь удивительные ландшафты: возвышенности, по которым разбросаны огромные каменные гряды, балки, поросшие лесом, по которым текут чистейшие родники. Здесь произрастают сотни редких краснокнижных растений. Интересна и история этих мест, где когда-то пасли свои стада кочевые народы, а потом эти места были заселены казаками и переселенцами из центральных губерний России.

И такая красота находится в 30 километрах от Ставрополя! Не обязательно молодежь и в горы возить, до которых в десять раз дальше. Юрию Бартеневу так понравилось здесь, что он купил старое подворье, которому не менее ста лет, и прилегающие к нему 120 соток земли.

В конце концов, он и поселился здесь, несмотря на отсутствие элементарных городских удобств. А то местечко, где он уже принимает гостей, назвал Усадьбой иконы Владимирской Божьей матери.

КАМЕННЫЙ ХАОС И ДИКИЕ ТЮЛЬПАНЫ

Я познакомился с Бартеневым в начале прошедшей зимы. Время не самое удачное для путешествия, но я решил не дожидаться весны. Было тепло и бесснежно. Мы отправились на старой «Ниве» осматривать красоты Красной Балки. По дороге заехали к Надежде Ивановне Толстиковой, в прошлом учительнице биологии. Она уроженка этих мест, любит их и может часами рассказывать об уникальной природе Красной Балки. В клубе «Ставр» она и выполняет обязанности экскурсовода.

— Необычность ландшафта нашей местности обусловлена тем, что здесь много миллионов лет назад проходила граница между древним Сарматским морем и сушей. Вот эти возвышенности, достигающие 300 метров над уровнем моря, и были древним морским берегом. По ним на пять километров протянулась гряда из песчаника, так называемый каменный хаос. Ветер и дожди придали этим скалам причудливый фантастический вид, они прекрасны в любое время года, — рассказывает Надежда Ивановна, — здесь более 30 видов растений, которые занесены в Красную книгу. А сколько тут лекарственных трав! Я их собираю, потом готовлю нашим гостям прекрасные, полезные чаи. Жаль, что сейчас зима, хотя наша местность красива в любое время года, но весной и летом здесь буйство трав. Даже скалы в цвету, так как в песчанике, в трещинах и ложбинках много земли, и растения здесь прекрасно себя чувствуют. А вообще, здесь произрастают такие уникальные растения, как подснежник кавказский, три вида безвременника. Это удивительное растение, оно цветет поздней осенью, а весной выпускает бутоны, в которых семена. Дети, когда видят осенью на пожухлой траве яркие цветы, приходят в восторг!

А у нас тут и виноград лесной, и адонис весенний, пион узколистный, три вида ковылей, три вида диких тюльпанов. Фотографы и просто любители цветов ездят в апреле в Калмыкию на тюльпанные фотосессии за 200 километров, а у нас эти же тюльпаны в 30 километрах от Ставрополя. А еще ирисы дикие, лилии. Три вида чабреца, в том числе, редкий белый. А вот посмотрите, он у меня с собой, правда, лимоном пахнет?

Действительно, чабрец пах лимоном. Я часто собирал чабрец по ставропольским лугам, но такого, с необычным запахом, еще не встречал.

Тогда, зимой, подумал, что неплохо было бы вернуться сюда весной, когда природа благоухает, или хотя бы накануне Троицы, когда цветет чабрец, а южное солнце еще не высушило траву.

Увы, приехал после Троицы, и жаркое в этом году солнце уже сделало свое дело, почти заменило зеленую краску лугов на желтую. Но в Балке, как говорила Надежда Ивановна, не бывает плохих сезонов. Есть прелесть и в этой пожухлой растительности. Она источает теперь сухой аромат, напоминающий запах в хорошей русской бане, когда плеснут на каменку воды, настоянной на травах… Запах чабреца еще витал в воздухе, но его уже вытесняли ароматы душицы.

Решили с Юрием Петровичем подняться к каменной гряде, где, помимо ветра и дождя, оставили следы и ваятели из рода «гомо сапиенс».

Вижу на одной из глыб образ воина, в папахе, бурке.

— Мы его называем казаком или Чапаевым. Неизвестно кто, когда его вырезал здесь. Дети приходят, смотрят, восторгаются. А для нас этот повод поговорить об интересной истории этих мест. Недалеко отсюда в селе Московском была крепость, входящая в Азово-Моздокскую оборонительную линию, где в основном служили казаки. Может, и в те времена появилось это изображение. Может, это красный боец, потому что в наших краях шла жестокая гражданская война. Мы еще подъедем к другому изваянию. Мы его называем Хурды-Мурды, потому что очень похож на кочевника, раскосые глаза, скуластое лицо. Здесь же кочевали ногайцы, которые потом ушли под давлением казачества. Есть даже легенда, что одно из урочищ называется Рыданчик, потому что когда из этого прекрасного места кочевники уходили, то сильно плакали, не хотели расставаться с обильными пастбищами и чистыми родниками, — рассказывает Юрий Петрович.

ЖИВАЯ ВОДА

Стали спускаться с плато непосредственно в Красную Балку, славящуюся своими родниками. Их здесь 20, самые известные — Серебряный и Золотой.

До Серебряного родника путь пролегал через заросли густого южного леса. От лесов средней полосы он отличается густотой и тем, что здесь практически нет больших деревьев. Высокие температуры, недостаток влаги даже там, где текут роднички и малые речки, не дают деревьям вырасти до больших размеров.

Из-под горы вытекает ручеек. Это и есть Серебряный родник. Зимой я фотографировал оба эти родника, и они получились неплохо. А летом солнечный свет, проходя сквозь листву, покрыл и воду, и камни такими яркими бликами, что получился какой-то световой хаос. Но зато увидел то явление, из-за которого родник и называется Серебряным. Это солнечные блики на воде, отливающие серебром. Словно кто-то разбросал серебряные монетки.

По дороге к Золотому роднику обратил внимание на распаханную целину. Причем величина новоявленного поля несколько десятков гектаров. Зимой здесь был луг.

— Вот это одна из бед, которые нависли над урочищем, — хозяйственная деятельность — говорит Юрий Петрович, — помните, я рассказывал, что усилиями Надежды Ивановны еще при губернаторе Александре Черногорове удалось пригласить в Красную Балку авторитетных ученых, чтобы они провели экспертизу этой местности на предмет создания здесь природного заказника. Фактически тогда были подготовлены документы, чтобы такой заказник здесь обустроить. Но сменился губернатор и об идее забыли. Теперь и документов тех днем с огнем не найдешь. Словом, надо начинать все сначала. Мы опять ходим по инстанциям, доказываем, что этот место уникально и его надо пощадить, ограничив здесь хозяйственную деятельность.

— А что же здесь панируется, на этой пахоте?

— Хотят разбить сад. Дело, конечно, хорошее, но здесь столько требуется вложений, что человек, получивший право на эту землю, мне кажется, сам не уверен, осилит ли он эти планы? Мужик он, кстати, адекватный, документы у него исправные, не подкопаешься. Нет у нас основания запрещать ему работать. Даже если бы был заказник, он тоже не запрещал бы хозяйственную деятельность, а только ограничивал бы ее. Одним словом, остается только взывать к разуму людей и их нравственности. И с этим конкретным собственником дружить надо, находить взаимопонимание, другого пути нет. Собственно, для того наш клуб и существует, чтобы улучшать нравы, учить людей взаимопониманию.

Когда мы спустились к Золотому роднику, там встретили семью, отдыхающую в этом благословенном месте. Старший в компании, любуясь, как внуки ходили по песочку, из-за желтого цвета которого и назван родник Золотым, узнав тему нашей беседы, не остался равнодушным. Он – пчеловод. Много лет стоит в этих местах с пасекой. В последние годы пчелы стали массово погибать из-за химических обработок полей. Слава Богу, пока вода еще чистая. Но надолго ли?

СПАСИБО ЗА ПОДВИЖНИЧЕСКИЙ ТРУД

Вот и усадьба. У входа установлены поклонный крест и икона Владимирской Божьей матери. Чуть подальше, где из-под земли бьет еще один родничок, — закладной камень, извещающий, что этот родник освящен в честь святых Первоапостольных Петра и Павла. Еще справа от родника вырыт котлован. Здесь планируют организовать купель для омовения.

Я задал Юрию Петровичу провокационный вопрос: «А вот это обилие религиозной символики не отпугивает ли некоторых потенциальных туристов?»

— Я верующий человек, но не фанат, и людей, которые приезжают к нам, силком в веру не тащу. Наша цель — показать, что мир прекрасен, что можно и нужно быть ближе к природе, что губительно прожигать жизнь, уткнувшись в мобильник, отгородившись от звуков природы наушниками. Мы говорим: «Люди, посмотрите вокруг, как прекрасен этот мир!» Предлагаем ребятам, которые приезжают к нам на две недели, сдать свои телефоны и плееры и общаться — друг с другом, с природой. И они общаются, а потом плачут, уезжая. Когда я вижу эти слезы, то радуюсь. Значит, пробита хоть маленькая брешь в мобильно-гаджетовом видении мира.

В разговор включилась Ирина Жижерина, которая встретила нас в усадьбе. Она много лет знакома с Бартеневым. Ездила с ним в Архыз, куда брала и двух своих сыновей.

— Это было замечательное время, я видела, как благотворно действовали эти походы на моих детей и на других ребят. Они учились преодолевать трудности, жить в коллективе, помогать друг другу. Я в отличие от Юрия Петровича человек не воцерковленный, постов не соблюдаю, в храм хожу иногда. Но то, что делает Юрий Петрович, мне близко, я чувствую, как необходимо современной молодежи быть ближе к природе, как важно научить молодых любить свою малую родину, поэтому активно помогаю ему в этом очень нужном деле. Нас таких, я бы сказала, волонтеров, человек пятнадцать. Будем стремиться создать здесь уголок, где будут царить чистые помыслы, любовь и радушие.

Я вспомнил, что мне рассказывал об этой Усадьбе и всей Красной Балке преподаватель детского приюта из села Тищенского Сергей Афанасов. Он много лет водит воспитанников приюта и других ребят, которые попадают в категорию трудных, в походы по Изобильненскому району, возит их в горный лагерь в Архызе. Во многом их деятельность с Бартеневым похожа, только первый делает это благое дело в рамках государственной структуры, второй – исключительно на частной основе. Но оба подвижники!

Уже несколько раз Афанасов водил детей к Бартеневу. Ребята, которых я однажды встретил на дороге, когда они как раз возвращались пешим порядком из Подлужного, восхищенно рассказывали о проведенной здесь неделе. Теперь я понимаю, почему Сергей Васильевич зачастил в эти места.

Никто из тех, кто побывал здесь, будь то школьники, или казаки, которые облюбовали это место для сборов и праздников, или чиновники из различных районных структур, или местные жители, которые с каждым годом все чаще посещают окрестьянившегося горожанина, не остаются равнодушными. Многие посильно помогают энтузиастам обустраивать усадьбу, которая уже стала объектом сельского туризма.

«Большое спасибо за гостеприимство, за великолепный чай на травах, за теплые воспоминания о наших бабушках, с которыми мы в детстве сидели у самовара», — это лишь один из теплых отзывов, оставленных благодарными гостями.

Сергей ИВАЩЕНКО

Фото автора

Наверх