№ 20 (3750) 22.05.2019

УДОБСТВ НЕТ ДАЖЕ ВО ДВОРЕ

Обитатели старого дома – бывшего общежития в Курсавке требуют признать их жилье аварийным. Тогда власти, как они надеются, дадут им новые квартиры. Но власти говорят, что дом не аварийный.

Этому дому, больше похожему на барак, уже больше 60 лет, он был построен в 1955 году. Постройка деревянная, но снаружи облицована кирпичом. Раньше это было общежитие, здание считалось аварийным, а потом, в 2013 году, муниципальные власти перевели его в многоквартирный дом. И забыли об аварийном статусе. При этом в доме нет никаких удобств.

Среди жильцов – пенсионерка в солидном возрасте, ей 81 год. Нагревать воду на электроплитке и мыться в тазике пожилой женщине очень непросто. Есть семьи с детьми.

— Еще в 2012 году наш дом считался аварийным, а сейчас – нет, — рассказывает одна из жительниц, активистка Елена Вычигина. — На дворе — 21 век, а мы живем прямо в первобытных условиях: ни ванны, ни душа, ни канализации. «Удобств» нет даже во дворе. В тот туалет, что есть, зайти невозможно. Люди, извините, по нужде ходят на ведро и выливают потом на мусорку, за домом. Нам стыдно кого-то приглашать в наши квартиры. Если кто-то заходит в гости, он приходит в ужас от того, в каких условиях мы живем.

Приходила комиссия из местной администрации, смотрела, чиновники говорят, что дом не аварийный. Даже документ подготовили, в нем расписались и те специалисты, которых тут никто не видел. На самом деле в нашем доме страшно жить. Все прогнило. Стены, потолки. Во время дождя вода попадает на проводку. Того и гляди – пожар случится. Боюсь ложиться спать, когда идет дождь. Из-за сырости на потолке растут грибы. Некоторые наши жильцы подписали какие-то документы, которые им подсунула администрация, вроде бы тем самым они согласились на капремонт. Ввели в заблуждение людей. Но этот дом нельзя отремонтировать.

Специалисты-строители, знакомые с состоянием здания на улице Первого мая, 1, говорят жильцам, что если его начать ремонтировать капитально, менять крышу, балки, то все строение может завалиться, поскольку очень ветхое. Если уж ремонтировать, то надо разбирать здание до фундамента и возводить его заново.

Когда переводили дом из общежития в многоквартирный дом, администрация зачем-то поменяла его адрес. Было Первого мая, 1, а стало Первого мая, 1а. К цифре добавили букву. Люди пытаются приватизировать квартиры, но у администрации на это здание вообще нет документов. То ли потеряли, то ли специально выбросили. В общем, ситуация какая-то мутная. Дом вроде бы еще в ведении муниципалитета, но власти ведут себя так, как будто проблемы жильцов их не касаются. Попытки людей что-то прояснить ни к чему не приводят. В администрации им сначала говорят одно, потом другое.

Елена Вычигина три года занималась приватизацией. Дело дошло до суда. Суд признал квартиру за ней и за матерью, но на учет ее не ставят. Женщина сдала документы на приватизацию в МФЦ, но оттуда ей пришел ответ, что в архиве отсутствуют данные об этом объекте недвижимости. То есть дом по документам вроде бы не существует. Сейчас в администрации села Елене сказали, что документы делаются на новый адрес. То есть не на Первого мая, 1, а на Первое мая, 1а.

Елена жаловалась Владимиру Жириновскому и обращалась в передачу на федеральном телеканале, но пока вопрос не решен. Теперь надеется, что поможет публикация в «Ставропольских губернских ведомостях».

Владимир ФИЛАТОВ

КОММЕНТАРИЙ

Заместитель главы администрации муниципального образования Курсавского сельсовета Николай Тотиев:

— Проблема действительно есть. Дом – ветхий, его надо приводить в порядок. Строение нуждается в капитальном и косметическом ремонте. Было официальное заявление от жителей о признании дома аварийным. Мы собрали межведомственную комиссию с привлечением представителей строительных организаций, главного архитектора района. Но оснований для признания дома именно аварийным комиссия не нашла.

Если жители считают, что дом все-таки аварийный, они должны получить заключение независимой экспертизы. Это дело не бесплатное, но думаю, дело не в отсутствии финансовых средств. Насколько мне известно, даже независимый эксперт, которого жильцы предварительно приглашали, не готов подписать акт об аварийности дома. Аварийным признается дом с износом более 70 процентов.

Мы проводили собрание. Из восьми семей, которые там живут, шесть подписались под тем, что нужно делать капремонт. Не хотят капремонта те, у кого есть отдельное другое жилье. У них на эти квартиры другие планы.

Необходимо полностью менять крышу. Мы через краевой Фонд капитального ремонта вошли в краткосрочный план, и на этот год нам выделили 2 млн 55 тыс. рублей. На полную замену кровли, ремонт фасада, фундамента и порожек. Потом сделаем косметический ремонт внутри помещений. Работы начнутся, когда Фонд капремонта определит подрядчика.

Сейчас жители хозспособом провели воду. Не все, но в четырех квартирах уже есть вода. Канализационный коллектор находится где-то в 50 метрах от дома. Я думаю, силами сельсовета мы сделаем рядом общий колодец. И тот, кто захочет, сможет подключиться к сети.

Почему люди приватизируют квартиры по суду? Не потому что администрация возражает против приватизации, а потому, что у муниципалитета нет документов на этот дом, поскольку не раз менялась его подведомственность. Соответственно люди подают в суд. И суд принимает решение в пользу жильцов. На основании этого решения они получают регистрационные документы на свое жилье.

Наверх