№ 2 (3732) 16.01.2019

НЕ СТАЛО ВАСИЛИЯ МОРОЗА

Свою жизнь он посвятил овцеводству

Василий Мороз был выдающейся личностью – доктор сельскохозяйственных наук, профессор, академик РАН, Герой Социалистического Труда, заслуженный зоотехник РСФСР, лауреат премии Правительства Российской Федерации, почётный гражданин Ставропольского края и Апанасенковского района.

Он ушёл на 82-м году жизни. Это очень тяжёлая утрата для всех, кто знал этого неординарного, талантливого человека, много сделавшего для процветания страны и края.

Фактически всю свою сознательную жизнь Василий Андреевич Мороз посвятил овцеводству.

В Австралию не уехал

Он знал эту отрасль как никто другой. И совсем не случайно в начале 90-х годов прошлого века премьер-министр самой овцеводческой державы мира – Австралии – дважды предлагал ему должность главного зоотехника одного из штатов. Разумеется, к должности прилагались и солидный оклад, и не менее солидный особняк.

Василий Андреевич, польщённый предложением, обещал подумать, но его согласия австралийцы так и не дождались. Да разве мог он, русский человек, променять родное Ставрополье на какую-то, пусть и процветающую, но далёкую ему во всех отношениях Австралию. Дома его ждали важные дела – надо было завершить работу над выведением очередной породы тонкорунных овец. В 1993 году под его руководством в колхозе имени Ленина Апанасенковского района была завершена работа по выведению новой породы – манычский меринос. Именно за эту породу ему и было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и медали «Серп и молот». Всего же им или при его непосредственном участии было выведено пять пород тонкорунных овец.

Утраченная марка

Но ушли в прошлое времена, когда тонкорунное овцеводство было маркой края. За счёт овец край развивался. Но в лихие 90-е всё поменялось. Овцеводство как бы ушло на второй план, о нём перестали заботиться. И отрасль пошла на убыль. Под нож были пущены миллионы элитных овец. Нашлись умники, которые решили, что в нынешних экономических условиях выгоднее производить баранину, а не шерсть.

— Меня чиновники упрекали только за то, что я — приверженец только мериносовых овец, — признался однажды Василий Андреевич. — Да, я категорически против ликвидации тонкорунных племенных овец. Россия потратила на их селекцию двести лет. И считаю преступлением пускать элитных овец под нож. Австралия во многом благодаря овцам стала процветающей страной. А разве на Ставрополье овца мало значила? Особенно на востоке края. Овцеводство здесь всегда было социально значимой отраслью. Есть в крае программа поддержки восточных районов. Хорошее дело. Одного не могу понять, почему решили развивать в этой засушливой зоне овощеводство и виноградарство. А почему не овцеводство? Именно на востоке края и следует им заниматься. Было время, когда на каждого жителя края производилось по два килограмма шерсти, а сегодня и 400 граммов не получается. Да и то отдаём по бросовым ценам китайцам. В развитых странах люди охотно носят шерстяную одежду, даже нижнее бельё предпочитают носить из шерсти. А мы на синтетику перешли, которая вызывает аллергию и мужское бесплодие.

Остались ученики

Василий Андреевич Мороз вывел новые породы тонкорунных овец, создал единственный в стране банк данных овец, возродил школу бонитёров. Опубликовал более 400 научных работ, в том числе два учебника для вузов. И всего в жизни этот человек добился своим трудом.

Свою кандидатскую, а затем и докторскую диссертации он защитил, работая главным зоотехником рядового хозяйства. Благодаря его усилиям хозяйство получило статус племенного завода. Кстати, его докторская диссертация оказалась не совсем обычной. Это был первый случай в стране, когда колхозный специалист защитил докторскую диссертацию, да ещё и в сфере овцеводства.

В должности главного зоотехника хозяйства он трудился 27 лет. И не заметил, как они пролетели. Признавался, что это было самое плодотворное время в его жизни. Отсюда, из колхоза, Василий Андреевич Мороз перевёлся в единственный в стране Всесоюзный НИИ овцеводства и козоводства. На посту директора этого солидного научного учреждения он прослужил 16 лет.

У него много учеников, которые трудятся не только на Ставрополье, но и в Алтайском крае, Саратовской области, Калмыкии и Бурятии, и даже в Киргизии и Грузии. Не скупясь, Василий Андреевич делился своими знаниями и опытом с молодёжью. Его считают своим человеком в среде селекционеров — бонитёров Австралии, Новой Зеландии, Аргентины, Китая и многих других стран. И везде вспоминают его добрым словом.

Николай ШЕБАЛКОВ

 

Наверх