№ 15 (3694) 18.04.2018

В ОЖИДАНИИ ПЕРЕМЕН

В российском здравоохранении много проблем, и в связи с дальнейшим его усовершенствованием о них будут писать и говорить ученые, практические врачи, депутаты, чиновники, связанные с работой в этой сфере… Мы же в №13 за 4 апреля начали обсуждать те «мелочи», которые волнуют, прежде всего, пациентов, но тем не менее сказываются на всей системе медицинского обслуживания населения. Сегодня продолжаем разговор.

Спасительный стандарт

На Ставрополье в десятый раз прошел День здоровья. Во многих городах и селах люди вышли на улицы, площади, в парки и скверы, чтобы провести самые различные оздоровительные мероприятия. Хорошему настроению способствовали яркое апрельское солнце и чистый воздух. На главной площади краевого центра состоялась традиционная массовая зарядка молодежи, а вообще жителям города было предложено множество спортивно-игровых программ для разного возраста, чтобы каждый участник убедился: «Быть здоровым – это модно! Быть здоровым – это классно!».

А если все-таки какая-то болезнь подстерегла человека, тогда неизбежна встреча с врачом. Нет никакой проблемы попасть на первичный прием к участковому терапевту в городской поликлинике по полису, но нет и гарантии, что пациенту уделят достаточно внимания и быстро поставят диагноз, если это не ярко выраженный грипп, ангина или еще что-нибудь в этом роде. Как правило, доктор задает стандартные вопросы, меряет давление, прослушивает стетоскопом легкие и сердце и отправляет пациента на обследование. Клинические данные поступают через несколько дней, а тогда выясняется, что их недостаточно, необходимы сведения от узких специалистов, которые должны провести свое, более детальное обследование. Пройдя «по кругу» через несколько специализированных кабинетов, больной снова оказывается у своего участкового, который назначает лечение, выписывает лекарства…

Это норма, и тут трудно предъявить какие-либо претензии, кроме одной: за те несколько минут, которые официально выделены врачу на прием одного пациента, доктор не может сопоставить все детали в результатах обследования, рекомендации узких специалистов и их назначения (они тоже выписывают лекарства!) со своими выводами, поэтому и прибегает к спасительному стандарту. Грешат этим и узкие специалисты, что и вызывает нередко разочарование у тех больных, которые хотели бы побольше внимания. Одна пенсионерка, побывав у невролога с жалобами на боли в пояснице и суставах, удивилась, что врач не сочла нужным хотя бы иголочками поколоть, а установила диагноз, не прикасаясь к ней, исключительно с ее слов и «по компьютеру». Выписывая лекарства для поясницы, сказала: «Суставы – это не мое, идите к хирургу». У пенсионерки пропало желание идти к хирургу: вдруг он тоже будет устанавливать диагноз «со слов и по компьютеру»? А вот что пишет одна из ставропольских пациенток после посещения пульмонолога: «Врач грамотная, но мне показалось, что осмотр проводит «бегом», недостаточно внимательно. Ну, может, это в силу того, что принимает в диагностическом центре при необходимости обслуживания большого количества пациентов». Бывают и более «интересные» случаи, когда врач, даже не дотронувшись до больного, пишет в карте: «Живот мягкий, безболезненный», а у того уже много лет язва желудка, только он при смене адреса к этому доктору попал впервые и не успел ничего о себе рассказать. У эскулапа не было времени выслушивать подробности от пациента, который с виду не походил на тяжело больного, вот и хотелось отделаться от него поскорее. А человеку, когда он приходит к врачу, все-таки хочется, чтобы его выслушали, и если поговорить удается, то появляется вот такая запись, как, например, сделанная жительницей краевого центра после посещения диетолога: «Консультация с доктором прошла интересно, плодотворно, мы обсудили все важные моменты, и я многое узнала о состоянии своего организма и правильном питании в моем случае».

Недостаток времени, установленного врачам для приема больного, давняя проблема. Объясняют ее просто: врачей не хватает, и чаще всего именно на первичном приеме, в поликлиниках. И в то же время вот какую информацию можно найти в краевом центре: «Терапевт, стаж 24 года, кандидат медицинских наук, прием от 1090 рублей». И отзыв: «Не знаю, какой бы еще терапевт стал так досконально разбираться с моими многочисленными проблемами и обследовать». А вот еще сообщение о терапевте, у которого стаж 6 лет, прием от 600 рублей: «Несмотря на то, что молоденькая такая, оказалась очень даже толковая… Правильно сориентировалась, где искать причину».

Понятно, что в обоих случаях речь идет о частных клиниках, где врачи работают совсем в иных условиях и за другую зарплату, где есть время все тщательно обдумать и взвесить. Страховая медицина такого предоставить не может, вот и уходят доктора, медицинские сестры куда угодно, где меньше нагрузка и выгоднее работать. А тех, кто беззаветно служит людям в муниципальных и районных учреждениях, стоит все-таки поблагодарить за их стойкость и верность делу. Но главное, Министерству здравоохранения РФ необходимо как можно скорее решить застарелую проблему с нагрузкой на поликлинического врача и с оплатой его труда. Уж если по указанию Президента мы собираемся в очередной раз реформировать систему здравоохранения, то начинать лучше именно с таких простых и очевидных вещей.

«Командировка» на село

Страховая медицина изначально поставила в очень трудное положение сельское население. За неимением средств в начале девяностых было решено, что фельдшерско-акушерские пункты в небольших селах не нужны, как не нужны здравпункты, санитарная авиация и многое другое. В советское время все это на Ставрополье было.

При новой системе здравоохранения стало невыгодно содержать маленькие стационары, амбулатории, которые требовали ремонта, оснащения новым оборудованием, поэтому легче было их закрыть, что во многих регионах и сделали. Но при этом потеряли многих замечательных специалистов, потому что им негде стало работать. Сейчас постепенно положение исправляется, но для нормального медицинского обслуживания сельского населения предстоит сделать еще многое, в том числе и в нашем крае.

В недавней телепрограмме «Откровенный разговор» министр здравоохранения Ставропольского края Виктор Мажаров отметил, что в нашем регионе все-таки удалось кое-что сохранить из советской системы, поэтому негативные изменения проходили не так болезненно, однако требуется сделать еще многое для того, чтобы медицинская помощь сельскому населению стала более доступной. Сейчас в отдаленных районах к существующим амбулаториям планируется добавить два – три фельдшерско-медицинских центра, на что были выделены средства из краевого бюджета. Большая помощь сельским жителям оказывается во время выездов медицинских бригад, для чего разработана целевая программа таких «командировок» с участием специалистов самого разного профиля. Выезды совершаются в выходные дни, чтобы охватить как можно больше работающей части населения. В феврале нынешнего года выезжало более пятидесяти бригад, в марте – почти вдвое больше. Такой же массовый выезд планируется и в апреле, и в последующие месяцы.

Эти обследования позволяют выявить хронические заболевания у довольно большой части сельских жителей, назначить им необходимое лечение, а в особых случаях направить больного в стационар. И все же для качественного решения проблем медицинского обслуживания на селе необходима развернутая сеть медучреждений, а на это нужны деньги. Средства нужны на строительство или хотя бы на ремонт помещений, на замену изношенной мебели, устаревшего оборудования… На подобные цели правительство нашего края выделяет деньги из своего бюджета. В текущем году планировалось израсходовать 650 млн рублей, но к ним изыскали дополнительно еще 120 млн. Если в прошлом году удалось обновить 40 объектов, то сейчас идет ремонт в 59.

Особые случаи не предусмотрены

Если не обращаться к региональным источникам, то денег на все перспективные медицинские проекты как в селе, так и в городе все равно не хватит. Почему? Непосвященному человеку трудно разобраться в экономической системе обязательного медицинского страхования. Ясно одно: те фонды, которые формируются из страховых взносов, обеспечивают лишь самую элементарную социальную защиту заболевшему, расходы на какие-то особые случаи не предусмотрены, даже для детей. Вот и слышим мы сейчас призывы помочь малышам – Антону и Адели, которым нужна срочная операция стоимостью до 15 млн рублей каждому. Конечно, люди соберут нужные суммы, постараются спасти ребятишек. Но почему такие случаи не входят в программу обязательной медицинской помощи? Ведь речь идет о детях! Почему бы не создать специальный государственный фонд для их лечения?

Вот предложила и думаю: есть опасение, что правительство опять полезет в карманы населения, в то время как из страны ежегодно утекают в зарубежные банки триллионы рублей – доходы крупных бизнесменов, которых у нас почему-то стесняются называть олигархами. Уж если они платят налоги в размере тех же 13%, что и уборщицы, библиотекари, слесари и т. д., то могли бы поделиться с больными детьми.

Но… Думаю, это напрасные ожидания. Едва зашла речь о масштабном развитии здравоохранения, как заместитель председателя правительства РФ Аркадий Дворкович предложил повысить налог на доходы физических лиц (то есть на зарплату) «всего на 2 процента». По его мнению, люди этого и не почувствуют, «к драматическим последствиям увеличение ставки с 13 до 15% не приведет», а здравоохранению хорошая поддержка. На встрече со студентами Российского экономического университета имени Плеханова он также подчеркнул, что обсуждение в правительстве изменений в налоговой сфере, в том числе повышения ставки подоходного налога, идет уже достаточно давно. Так что, как видно, будут перемены. Только пойдут ли эти средства действительно на развитие здравоохранения или найдутся другие прорехи в нашей экономике, которые надо латать, покажет время.

Идиллия ДЕДУСЕНКО

Рисунок Е. Синчинова

Наверх