№ 48 (3727) 05.12.2018  

ОН ЗАВЕЩАЛ В РОССИЮ ВЕРИТЬ

215 лет назад в семье помещика Ивана Тютчева родился сын Федор

Где-то в просторах Вселенной совершает свой путь астероид, открытый 3 октября 1981 года в Крымской астрофизической обсерватории. Автор открытия Людмила Карачкина дала ему имя русского поэта Тютчева. Наверняка из любви к его творчеству, а еще потому, что Федор Иванович тоже задумывался над тайнами космоса, что отразилось в нескольких стихах и в частности в таких строках: «Небесный свод, горящий славой звездной, таинственно глядит из глубины, и мы плывем, пылающею бездной со всех сторон окружены».

В усадьбе

Федор Тютчев

215 лет назад, когда в семье Тютчевых появился сын Федя, астрономы, обозревавшие космические дали с профессиональным интересом, были редки, зато в произведениях лириков небо, звезды, луна становились непременными атрибутами. Никто, конечно, не предполагал, что только появившийся на свет мальчик в будущем прославит род своим изящным стихотворчеством. А род этот был довольно знатным.

Мать Феди была дочерью крупного помещика Льва Васильевича Толстого, находившегося в родстве с той графской ветвью Толстых, в которой позже родился будущий великий русский писатель Лев Николаевич. Со стороны матери Екатерина Львовна состояла в довольно близком родстве с Римскими-Корсаковыми, которые дали миру великого русского композитора. Отец поэта, Иван Николаевич, владел крупным поместьем в селе Овстуг Орловской губернии, где и родился его сын Федор 5 декабря 1803 года. Помимо красивого дома с колоннами, в усадьбе был парк с прудом. Начиная с 60-х годов прошлого века, энтузиасты добивались восстановления к тому времени уже обветшавшей усадьбы. Был приведен в порядок парк, где установили памятник Федору Ивановичу. По сохранившимся эскизам в 1980-е годы восстановлено здание, где родился и жил поэт. Оно преобразовано в музей, в котором собрано несколько тысяч подлинных экспонатов. Они-то и являются свидетелями жизни Федора Ивановича.

Первоначальное образование мальчик получал дома. Обучение велось в основном на французском языке, но он изучал также латынь, древнегреческий и немецкий языки, древнеримскую поэзию, что позволило ему уже в 12 лет переводить оды Горация. Его наставником в области русской словесности был литератор, переводчик «Неистового Орландо» Ариосто Семен Егорович Раич, который сумел привить мальчику интерес к отечественной литературе и поддерживал у него склонность к стихосложению. Позднее Раич стал учителем у Михаила Лермонтова.

В 1812 году, когда Наполеон со своей армией вторгся в Россию, Тютчевы переехали в Ярославль, где и переждали лихое нашествие. Оттуда вернулись домой, а в 1817 году, в возрасте 14 лет, Федор поступил вольнослушателем на словесное отделение Московского университета, где читал лекции известный литературный критик Алексей Мерзляков. В ноябре 1818 года Тютчев был зачислен студентом, а еще через год, представив стихотворение «Послание Горация к Меценату», избран членом престижного Общества любителей российской словесности. Рано поступив в университет, Тютчев и окончил его на три года раньше положенного срока.

22 года за рубежом

Летом 1821 года Тютчеву еще нет восемнадцати, но у него уже диплом об окончании университета, и надо решать, чем заниматься дальше. У его отца были кое-какие связи, он помог сыну поступить на службу в коллегию иностранных дел в качестве губернского секретаря, и Тютчев переезжает на службу в Санкт-Петербург. Очень скоро его направляют в Мюнхен внештатным атташе Российской дипломатической миссии. Жить в Германии ему нравится. Зная несколько языков, юный дипломат изучает немецкую философию, знакомится с Шеллингом и Гейне, переводит на русский произведения Гете и Шиллера. Собственное стихотворчество по-прежнему считает любительским увлечением, хотя именно в десятилетие между 1820-м и 1830-м годами им написаны те строки, которые знакомы нам с детства: «Люблю грозу в начале мая», «Зима недаром злится, прошла ее пора», «Есть в осени первоначальной короткая, но дивная пора» и другие. Он не торопится ничего издавать, и друзья не без труда уговорили его напечатать первый сборник под названием «Лирикон», куда вошли в основном стихи, написанные в архаическом стиле, которые не принесли ему известности.

Занятия по службе и творчество все же оставляли молодому человеку время для визитов и балов, которые он охотно посещал. Суровые черты лица и внешняя сдержанность не предполагали в нем «сердцееда», однако он часто влюблялся и не скрывал своих чувств. Его извиняло лишь то, что каждой своей избраннице Федор Иванович посвящал стихи.

В 1826 году Тютчев познакомился с красивой вдовой Элеонорой Петерсон, урожденной графиней Ботмер. После смерти мужа она осталась с четырьмя сыновьями и вряд ли могла рассчитывать на лучшую партию, чем 23-летний служащий российской дипмиссии. Его же не остановили ни дети, ни то, что Элеонора была тремя годами старше. Тютчев женился. В этом браке длиною в 12 лет родились три дочери: Анна, Дарья и Екатерина. Анна потом вышла замуж за писателя-публициста, лидера славянофильского движения Ивана Аксакова.

Женитьба не изменила образа жизни Тютчева, мало интересуясь семьей, он продолжал проводить время в шумных компаниях и на раутах, где прослыл очень интересным собеседником. На одном из балов в феврале 1833 года он познакомился с баронессой Эрнестиной Дёрнберг, урожденной фон Пфеффель. Тютчев беседовал с нею, когда к ним подошел ее муж и сказал, что едет домой, так как почувствовал недомогание. И обратился к молодому русскому атташе: «Поручаю вам мою жену». Через несколько дней барон умер от тифа, а связь Федора Ивановича с Эрнестиной продолжилась. Узнав об этом, Элеонора ударила себя в грудь кинжалом, но ранение, к счастью, оказалось легким.

Семья не распалась, но Тютчев продолжал вести прежний образ жизни и делать карьеру. В 1835 году ему присвоили придворное звание камергера. Стихи он писал, но старался никому не показывать, очевидно, из-за того, что болезненно принимал чужое мнение, а тем более редакторскую правку. И все-таки один из друзей уговорил его послать несколько стихотворений Пушкину в «Современник». Александр Сергеевич принял 16 стихов и опубликовал в 1836 году за подписью «Ф. Т.». В течение двух лет в «Современнике» вышло сорок стихов Тютчева, и поэт стал популярен как у себя на родине, так и за рубежом. В благодарность Пушкину Тютчев посвятил ему два стихотворения.

Слухи об инцидентах в личной жизни Федора Ивановича дошли до Петербурга, его вызвали в столицу и тут же перевели на работу в Турин. Сюда и направилась к мужу из Петербурга по Балтийскому морю в 1837 году Элеонора с дочерьми. Ночью на пароходе случился пожар, и женщине с детьми помог в этой ситуации плывший там же Тургенев, но пережитый Элеонорой стресс подорвал ее здоровье. Через год она умерла. Федор Иванович тяжело пережил эту потерю, за одну ночь у ее гроба он стал совершенно седым. Однако вскоре оправился от горя и, без разрешения начальства покинув Турин, в 1839 году отправился в Швейцарию, где и зарегистрировал брак с находившейся там Эрнестиной Дернберг. Скрыть факт самовольной отлучки не удалось, Тютчева сняли с должности и лишили звания камергера. Оставаться после этого в Турине он не пожелал и вернулся в любимый Мюнхен, где и стал жить с новой женой. Он начал писать политические статьи, в которых исследовал взаимоотношения между Европой и Россией. Как истинный патриот, отстаивал интересы родины, подтверждая высказанную в известном стихотворении мысль: «В Россию можно только верить». В этом отношении особенно интересно анонимно опубликованное «Письмо к г-ну доктору Кольбу», где он пишет, что «в разливе враждебных криков против России» невозможно «обнаружить разумный и благовидный повод для такой ненависти». Не правда ли, как современно звучит! Статью представили императору, который «нашел в ней все свои мысли и будто бы поинтересовался, кто ее автор». Незадолго до этого Федор Иванович встречался с всесильным Бенкендорфом. Как говорится в одном из сообщений, «итогом этой встречи стала поддержка императором Николаем 1 всех инициатив Тютчева в работе по созданию позитивного облика России на Западе». В 1844 году Тютчев почувствовал, что после 22-летнего отсутствия он может вернуться домой.

Любимым женщинам

В России Тютчев получил должность старшего цензора в Министерстве иностранных дел. У него снова появился интерес к стихотворчеству, он вошел в кружок Белинского, участниками которого были также Тургенев, Некрасов, Гончаров и другие литераторы. Но в основном в этот период выступает в печати как публицист. На службе его ценят, ему вернули звание камергера и часто поощряли премиями. За все время он получил 1800 золотых червонцев и 2183 серебряных рубля. Он получил также статус тайного советника. В личной жизни все то же: живя с Эрнестиной, влюбился в Елену Денисьеву, которая была на 23 года младше и дружила с его дочерью Машей. Ее он считал своей гражданской женой и посвятил ей целый цикл стихов, который называется Денисьевским. Когда она в 1864 году умерла от туберкулеза, Федор Иванович тяжело переживал ее смерть. Была у него еще какая-то возлюбленная – Гортензия Лапп. О ней мало что известно. Эта иностранка якобы приехала с ним в Россию и родила потом двоих сыновей (всего же у Тютчева было 9 детей). Ей он завещал пенсию, по закону положенную его вдове Эрнестине, которая против этого не возражала.

В 1868 году вышла книга лирики поэта, где было немало признаний любимым женщинам. Одно из лучших его стихотворений посвящено Амалии Лерхенфельд, внебрачной дочери прусского монарха Фридриха Вильгельма 3-го. Они познакомились, когда ей было всего 14 лет. Чуть позже эта красавица вышла замуж за барона Крюднера. Через много лет Тютчев и Амалия встретились вновь, тогда и были написаны прекрасные строки: «Я встретил вас – и все былое в отжившем сердце ожило».

В январе 1873 года Тютчева парализовало, 27 июля он скончался и был похоронен на кладбище Новодевичьего монастыря в Санкт-Петербурге.

Идиллия ДЕДУСЕНКО

Комментарии
Наверх