№ 48 (3727) 05.12.2018  

ПРАВО ВЫБОРА ВЫВЕСКИ

Аэропорт "Минеральные Воды"

Кому и зачем нужно переименовывать аэропорты в стране?

Закончилось голосование по присвоению воздушным гаваням России имен выдающихся соотечественников. В общенародном конкурсе приняли участие 5 млн человек. При этом приятно отметить, что в тройке лидеров по числу проголосовавших на втором месте оказались наши родные Минводы (290,5 тыс. чел.), уступившие самую малость абсолютному чемпиону — Пензе (293,6 тыс. чел.). На третьей позиции – Симферополь (255,2 тыс. чел.). Что касается Ставрополя, то его жители тоже проявили достаточную активность – в голосовании приняли участие 106,9 тыс. чел.

Официальные итоги будут объявлены сегодня, 5 декабря. Но предварительные результаты можно было увидеть на официальном сайте проекта «Великие имена России», где отражался весь ход голосования.

Так, аэропорт в Ставрополе, судя по голосованию, жители краевого центра желают «доназвать» именем великого полководца Александра Суворова (75%). Лев Доватор и Леонид Севрюков набрали 14 и 10 процентов голосов соответственно. А международный аэропорт Минеральные Воды, вероятно, получит имя Михаила Лермонтова – за него отдано 86% голосов. Ему значительно уступают два других «претендента» — генерал Алексей Ермолов и писатель Александр Солженицын, за которых проголосовали 8 и 4 процента участников конкурса.

Битва за Лермонтова

Интересно, что заполучить имя Лермонтова очень хотели жители Пензы: в областном селе Тарханы, где располагалось родовое поместье классика по материнской линии, великий русский поэт провел свои юные годы. Здесь действует государственный музей-заповедник – одно из самых известных и посещаемых лермонтовских мест в России. С Кавминводами же, как известно, жизнь Лермонтова была связана не менее тесно, особенно во время его ссылки. Именно этому чудесному краю он посвятил немало лирических строк «кавказской серии». И, конечно же, все знают, что здесь оборвалась жизненная линия талантливого поэта: место дуэли Михаила Юрьевича в Пятигорске – одно из знаковых в регионе.

За право назвать аэропорт именем Лермонтова развернулась настоящая битва: в ходе голосования пальма первенства переходила то к Пензе, то к Минводам. И только финальные цифры дают основание полагать, что поэт станет путеводной звездой для гостей именно минераловодской воздушной гавани. Ведь по правилам конкурса преимущество остается за тем регионом, в котором «спорный кандидат» наберет наибольшее количество голосов, с отрывом от региона-соперника не менее чем в 1 процент. Если же разница еще несущественнее, то ситуация разрешится в ходе дополнительного голосования. Но, кажется, этого не потребуется: перевес Минвод против Пензы – 2 % (86% и 84% соответственно). А значит, быть аэропорту в Минводах лермонтовским! Тем более что за это ратовали и так дружно сплотились очень многие жители нашего края, отдавшие за поэта в три раза больше голосов (251,9 тыс.), чем, собственно, насчитывается населения в небольшом городке Минводы (75 тыс. чел.).

Что ж, окончательно победу можно будет праздновать, когда объявят официальные результаты общенародного конкурса. Если аэропорт в Минводах будет носить имя Михаила Лермонтова, а в Ставрополе – Александра Суворова, то обе воздушные гавани станут дополнительными, оформленными в соответствующей стилистике и тематике, информативными площадками для всех, кто будет прибывать в наш регион посредством авиасообщения. Это будет еще одним ярким имиджевым штрихом Ставрополья.

Слишком много «но»

Есть, однако, и люди, не разделяющие оптимистических ожиданий от реализации масштабного проекта. Некоторые эксперты изначально заявляли, что конкурс – затея не слишком своевременная, а то и вовсе пустая. Среди аргументов, например, такие, что «донаименование» вместо ожидаемого эффекта — подъема патриотизма и просвещенности населения по поводу выдающихся соотечественников — окажет медвежью услугу, буквально запутав людей в старых и новых, более длинных, названиях аэропортов. Да и зачастую географическая привязка объекта, тем более уже давно устоявшаяся, фиксируется в памяти гораздо прочнее, чем какое-нибудь пусть и креативное, но все же непривычное название.

Кроме того, вызывает резонные вопросы финансовая сторона процесса, а она выливается в копеечку. Ведь присвоение «имени Кой-Кого» — да, это приятно, но еще и довольно затратно (умолчим о не маленьких тратах, ушедших на организацию самого голосования и активного продвижения этой затеи, ее мощного медийного сопровождения). И здесь статьи неизбежных предстоящих расходов условно можно поделить на имиджевые и практические, прикладные. Необходимо ведь не только огромную вывеску сменить, но и заняться подобающим обновлением дизайна (на что будут привлекаться соответствующие специалисты – художники, архитекторы и проч.). А еще – придется поменять всю документацию, множество сопутствующих работе аэропорта деталей и элементов, вплоть до табличек, указателей и путеводителей, в которые потребуется вносить коррективы. Сюда приплюсуем весомые траты на всякого рода содержательные функции объектов-носителей великих имен, что заложено в концепции проекта: создание и обслуживание информационных стендов, интерактивных экранов, помогающих посетителям узнать побольше о человеке, имя которого присвоено аэропорту, и т.д. Все эти и подобные расходы, кстати, по умолчанию возлагаются на сами воздушные гавани и территориальные власти. Лучше бы цену билетов снизили или занялись реконструкцией аэропортов – сетуют недовольные распиаренной акцией россияне.

Многие возмущаются и того пуще: дескать, людям пускают пыль в глаза, пытаясь отвлечь их от более серьезных вещей, а ведь проблем в стране – пруд пруди. Неужели же переименование аэропортов – самая насущная из них?! Кто-то справедливо вопрошает: почему вдруг решили спросить мнение народа касательно названий аэропортов, а на его позицию по поводу жизненно важных вопросов – тех же пенсионных преобразований, утяжеления налогового бремени – власти глубоко фиолетово. Злит и отсылка к мировой практике нейминга аэропортов: что ж им тыкают в лицо лишь тогда, когда кому-то это удобно, когда это нужно для продвижения некой идеи-фикс?.. Но не пытаются дотянуться до него, мирового-то опыта, с которого следует брать пример, когда речь идет, скажем, о доходах граждан или качестве их жизни как таковой.

Словом, при всей симпатичности проекта его сопровождает слишком много «но». Безусловно, выдающихся русских деятелей надо знать, помнить, прославлять и гордиться ими. Однако сегодня города и веси активно расширяются, отстраиваются – поле непаханое, называй себе новые проспекты, школы и больницы в честь великих мира сего, и это, на минуточку, потребует несоизмеримо меньшей суеты и финансирования. Впрочем, тогда и нельзя было бы пафосно сказать, что это – общенациональное волеизъявление, так как в подобных процессах обычно задействован куда более узкий круг участников. А тут – голосуют миллионы! Вот где ощущается размах и упоительное чувство, что твой голос что-то решает. Эту иллюзию нам, похоже, мастерски и преподнесли – лишь бы в политику не лезли.

Инга САМОЙЛОВА

АНЕКДОТ В ТЕМУ

Самарский аэропорт нужно назвать имени Моне, а Саратовский — имени Мане, чтобы уже перестали путать эти города.

КАКОЕ ИМЯ ПОБЕДИЛО ПО ИТОГАМ ГОЛОСОВАНИЯ В ДРУГИХ ГОРОДАХ:

Анадырь – Юрий РЫТХЕУ,

Астрахань – Борис КУСТОДИЕВ,

Волгоград – Алексей Маресьев,

Екатеринбург – Павел БАЖОВ,

Калининград – Елизавета ПЕТРОВНА,

Краснодар – Екатерина II ВЕЛИКАЯ,

Москва (Шереметьево) – Александр ПУШКИН,

Москва (Домодедово) – Михаил ЛОМОНОСОВ,

Магадан – Владимир ВЫСОЦКИЙ,

Нижний Новгород – Валерий ЧКАЛОВ,

Новосибирск – Александр ПОКРЫШКИН,

Петропавловск-Камчатский – Витус БЕРИНГ,

Самара – Сергей КОРОЛЕВ,

Санкт-Петербург – Петр I ВЕЛИКИЙ,

Симферополь – Иван АЙВАЗОВСКИЙ,

Сочи – Виталий СЕВОСТЬЯНОВ,

Тюмень – Дмитрий МЕНДЕЛЕЕВ,

Уфа – Мустай КАРИМ,

Хабаровск – Николай НЕВЕЛЬСКИЙ,

Челябинск – Игорь КУРЧАТОВ,

Южно-Сахалинск – Антон ЧЕХОВ,

Якутск – Платон ОЙУНСКИЙ.

Комментарии
Наверх