№ 16 (3695) 25.04.2018   Рекомендовано  

ОТ НАЛОГА ОДНА БЕЗНАДЁГА…

Как власти с помощью реформ собираются бороться с бедностью

На прошлой неделе в СМИ вновь активно заговорили о возможном повышении налогов на доходы физических лиц. Кроме того, опять на передний план вышла тема увеличения возраста выхода на пенсию. Обе меры, мягко говоря, непопулярны и предлагались уже не раз, но инициаторы и сегодня снова ссылаются на необходимость введения этих новшеств, исходя из непростой экономической ситуации в стране.

Два процента: много или мало?

Многие граждане, что называется, слышали звон, да не знают, где он, решив, что налоги подскочат уже очень скоро и довольно весомо, причем для всей массы населения.

На самом деле этот существенный вопрос пока находится в стадии дискуссии. Затронут он был еще в марте в ходе одного из совещаний под председательством премьер-министра РФ Дмитрия Медведева. Участники, по сведениям некоторых СМИ, сошлись на том, что нынешняя налоговая система в нашей стране нуждается если не в кардинальном пересмотре, то в тонкой настройке, цель которой – более эффективное обеспечение пополнения бюджетов и стимулирование экономического роста. За счет чего же предлагается этого достичь?

Варианты известны, но они, повторимся, пока не конкретизированы окончательно и бесповоротно. Так, по одним источникам, ставка НДФЛ будет увеличена с 13 до 15 процентов касательно всего населения (возможно — с одновременным «послаблением» для бедных категорий), по другим – будет введена так называемая прогрессивная многоступенчатая шкала налогообложения, но повышение налоговой нагрузки отразится в основном на гражданах с высокими доходами (предположительно – от 7-10 млн руб. в год). Отметим, что последствия увеличения ставки подоходного налога на 2 пункта чиновники уже анализировали не далее как в прошлом году, но, видимо, воплотить это в практическую плоскость накануне президентских выборов посчитали недальновидным. И вот – очередной виток обсуждений налоговой реформы.

Министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что изменение налоговой нагрузки должно быть интересным для граждан, нынешняя же плоская шкала (ставка 13%) — в целом стабильный налог и потому он не видит целесообразности в его повышении. Аналогичного мнения придерживается и бывший министр финансов, председатель совета Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин, который считает, что период неустойчивого роста экономики – не лучшее время для увеличения налогов. А вот вице-премьер РФ Аркадий Дворкович в повышении ставки НДФЛ не видит ничего крамольного. На встрече со студентами «Плехановки», отвечая на актуальный вопрос из зала, он сказал, что разница в 2% не так уж и велика, но эти дополнительные доходы в казну государства можно будет направить на развитие сфер образования и здравоохранения, что всем на пользу. При этом Дворкович подчеркнул, что подобным законодательным решениям, безусловно, должны предшествовать тщательные расчеты, то есть, по сути, не исключил вероятность такого исхода. Также он высказался, что налоги не должны создавать мотивацию для уклонения от их уплаты, а наоборот, способствовать добросовестности налогоплательщиков.

За чей счёт возрождение?

Между тем ни для кого не секрет, что и существующая налоговая система, а также порядок индексирования пенсий, социальных выплат, зарплат бюджетников не слишком-то успешно стимулируют к открытости со стороны россиян. Скажем, довольно серьезное бремя страховых социальных взносов (одно из предложений – снизить их с нынешних 30% до 22%, взамен на установление НДС на уровне 22% для всех сегментов экономики в рамках так называемого маневра 22/22) приводит к тем самым зарплатам в конвертах, с которыми государство на словах борется не первый год. А отказ от индексаций пенсий работающим пенсионерам попросту заставил большинство из них уйти в тень. Теперь же, получается, при снижении страховых взносов с параллельным увеличением НДФЛ работодатели, может быть, и вздохнут облегченно, а вот простой люд тут же ощутит резкое снижение своих официальных доходов. Если к тому же будет одобрена инициатива минфина по ставке НДС в 22% для всех, и такие сегменты, как продовольствие, лекарства, товары для детей, лишатся своей нынешней льготной ставки, то цены на них неизбежно подскочат.

Более же всех обидно будет главной опоре государства в плане добропорядочной уплаты налогов – бюджетникам. Все мы прекрасно видим, насколько несопоставима индексация зарплат этой категории с общим ростом цен, удорожанием коммуналки и т.д. Теперь же, похоже, именно на них возлагается основная миссия по возрождению образования и здравоохранения. Все логично – кому, как не самим работникам этих сфер, их и возрождать?..

Стратегически оправданно (говорим это, конечно же, с горькой иронией) увеличение налоговой нагрузки именно на граждан и с точки зрения безопасности. Ведь если будет принято решение о повышении НДФЛ, тем более уже после выборов, возмущение народа – все же более мягкое последствие, чем, например, была бы реакция крупного бизнеса в случае усиления фискального бремени в его отношении.

Капкан для народа

Большинство экспертов в федеральных СМИ прогнозируют: если повышение ставки НДФЛ до 15% при одновременном снижении соцвзносов до 22% и установлении НДС в 22% (в рамках маневра 22/22) будет одобрено, мы получим снижение доходов населения и рост цен. То есть это такой двойной удар по народу, мнения которого даже не спросили. А еще точнее – капкан для него…

Обсуждаемая же льгота для бедных – а предлагается предоставлять ее в виде вычета или ввести некий необлагаемый минимум – пока кажется маловероятной. По крайней мере, на данном этапе неясно, какие именно критерии будут применяться для получения такого статуса. К тому же, наверное, вряд ли в этом случае кого-то удивит резкий скачок количества «бедняков» с официально низкими зарплатами. Как никого не поразит и увод активов в другие юрисдикции, их диверсификация со стороны богатых россиян, кого в большей степени может коснуться вероятное введение прогрессивной шкалы налогообложения. Платить будут лишь те, кто по каким-либо причинам просто не сможет скрывать свои доходы. Либо же государству нужно будет придумать такие жесткие санкции, которые бы гарантировали неотвратимость наказания за уклонение от уплаты налогов, что избегать этого было бы крайне невыгодно и опасно. Впрочем, очень состоятельные люди в любом случае главную прибыль имеют от инвестиций, а потому основная налоговая нагрузка при прогрессивной шкале отразится на среднем классе.

Не стоит забывать и такой момент. Кроме того, что при введении прогрессивной ставки налогообложения неминуемо часть налогов уйдет в тень, серьезно усложнится и административное обслуживание в сфере налогооборота. Возникнут трудности с корректными расчетами НДФЛ, увеличится отчетность и документооборот, тем более что, скорее всего, людям, дабы получить свою налоговую льготу, нужно будет подавать декларации и кучу подтверждающих документов. Соответственно, это и дополнительные немалые бюджетные расходы на поддержание процесса налогового администрирования, которые, опять же, лягут на плечи налогоплательщиков.

По всем этим причинам при всей кажущейся справедливости прогрессивной шкалы – а поспорить с этим могли бы разве что сами богачи – большинство экспертов уверено, что в России она введена не будет. А вот повышение подоходного налога до 15 процентов для всех – хотя и драматический, но более вероятный сценарий.

И не надейтесь на государство!

На фоне всего этого ажиотажа вокруг налогов в очередной раз всплыла тема повышения пенсионного возраста, что глава правительства назвал неизбежным процессом. Понятно, что это продиктовано нехваткой средств в госказне и желанием привлечь «длинные» деньги. Однако многие эксперты считают, что восполнять пробелы таким образом долго не удастся – максимум эта «палочка-выручалочка» спасет в первые 3-5 лет. В том числе и потому, что уже сейчас на рынке труда работники предпенсионного возраста практически не востребованы, а с интенсивной цифровизацией всех процессов эта тенденция лишь усугубится. Более того, по некоторым оценкам, ныне до пенсионного возраста доживают в среднем лишь около 70% россиян, что же будет, когда этот момент оттянут еще на пару лет – женщинам до 63, а мужчинам до 65?..

И тут вновь хочется чертыхнуться: сколько же можно экспериментировать с пенсионной системой?! Недавно стало известно очередное ноу-хау: в России может быть введен так называемый индивидуальный пенсионный капитал. Авторы идеи предлагают нам инвестировать пенсионные накопления – в первую очередь, в высокотехнологичные сферы жизни. Министр финансов РФ Антон Силуанов так и говорит, мол, пора россиянам самостоятельно заботиться о будущей пенсии через накопительные пенсионные системы, а не полагаться только лишь на государство. Силуанов советует постепенно откладывать деньги «на достойную пенсию». Сможем ли мы это делать с 15% НДФЛ, не уточняется. Хотя и ежу понятно, что и при существующих налоговых ставках с зарплатами в 15-25 тысяч рублей весьма проблематично куда-то что-то инвестировать. Пусть даже и в собственную старость. Тем более предыдущий опыт нам всем подсказал, насколько это неблагодарное занятие. До сих пор в глубоком тумане ситуация с накопительной пенсией россиян, которую родное государство замораживает уже несколько лет подряд. Какова ее дальнейшая участь – власти тактично умалчивают. И это достаточно яркий маркер их отношения к нам, простым смертным… Так неужели кто-то всерьез рассчитывает на то, что народ теперь побежит вкладывать «излишки» в новую иллюзию светлого пенсионного будущего?

Как в итоге все повернется, покажет время и решения нового кабинета министров, которому предстоит расставить все точки над «i» в этих и других важных социально-экономических вопросах. Пока же пенсионные и налоговые инициативы вызывают разве что раздражение, досаду и недоумение. Ведь Президент Владимир Путин в своем ежегодном послании Федеральному Собранию дал четкие ориентиры – необходимо бороться с бедностью, улучшать качество жизни россиян, создавать условия достойного долголетия. Делать это надо системно, подчеркивал глава государства. Похоже, чиновники по-своему услышали этот посыл, пытаясь возложить заботу о народе на сам народ. Либо же не сумели донести должным образом до населения свои благие намерения и внятно их аргументировать. Как по-прежнему нет ясности и в том, какие же, наконец, конкретные действия будут предприняты по устранению проблемы неравенства, огромного разрыва в доходах. А ведь среди них могли быть как минимум такие шаги, как ввод налога на роскошь или, скажем, значительное повышение акцизов на вредную продукцию (алкоголь, табак), производители которой снимают жирные сливки, в то время как основная масса населения довольствуется доходами на уровне прожиточного минимума или около того.

Увы, пока вместо плана борьбы с бедностью мы видим лишь то, как узкий круг богатых пользуется преференциями и пытается выбить для себя новые бонусы. Сегодня, между тем, по оценке Владимира Путина, озвученной в ходе все того же послания к Федеральному Собранию, порядка 20 млн россиян находится за чертой бедности. И это только официальная статистика.

Инга САМОЙЛОВА

Рисунок Е. Синчинова

КСТАТИ

Единая (плоская) шкала налогообложения действует в России с 2011 г. Также ее используют в таких странах, как: Эстония, Грузия, Украина, Литва, Казахстан, Болгария, Румыния, Чехия.

Прогрессивная шкала применяется в Великобритании, Франции, Швеции, Израиле, Нидерландах, Германии, Китае.

Страны, в которых граждане освобождены вообще от подоходного налога, тоже есть. Это Объединенные Арабские Эмираты, Катар, Бахрейн, Оман и Кувейт.

Наверх