№ 21 (3700) 30.05.2018  

ХЛОПОК – СЫРЬЁ СТРАТЕГИЧЕСКОЕ

На Ставрополье впервые за многие годы посеян хлопчатник. Он размещён всего на 500 гектарах в Изобильненском городском округе. Губернатор Владимир Владимиров на планёрке в краевом правительстве выразил уверенность, что эксперимент по внедрению этой культуры будет успешным.

А мы напомним, что в 30–60-е годы прошлого столетия на Ставрополье выращивали хлопчатник. Под эту ценную культуру отводилось почти 120 тыс. гектаров пашни. Валовой сбор хлопка-сырца доходил до 60 тыс. тонн в год. На базе Прикумской опытной селекционной станции в те годы активно работал Всероссийский институт неорошаемого хлопководства. На юге страны институт имел несколько опытных станций, которые занимались селекцией хлопка, разработкой зональной агротехники и обеспечивали хозяйства семенами хлопчатника. За опытами сотрудников института пристально следил и по достоинству оценивал академик Николай Вавилов. Да и сам Иосиф Сталин не упускал этот стратегический для страны вопрос из поля своего зрения. В 1948 году за его подписью вышло постановление Совета Министров страны «О развитии хлопководства в неполивных районах». Речь в нём шла о путях развития хлопководства в южных регионах страны, в том числе в Крыму. Читая этот документ, чувствуется, что готовили его люди, до тонкостей знающие своё дело. Ими было учтено всё.

От Ставрополья — к Средней Азии

Но Ставрополье — это, конечно, не Средняя Азия. Выращивать здесь культуры, родина которых — субтропики, не так-то просто. И неудивительно, что в 1958 году из-за низкой механизации позднеспелых сортов и невысокой рентабельности производства заниматься неорошаемым хлопководством прекратили. Эту важную стратегическую культуру целиком передали в республики Средней Азии, где в те годы довольно бурно начинало развиваться орошаемое земледелие. То есть заниматься хлопчатником там, как говорят, сам Бог велел.

Однако вот уже почти три десятилетия среднеазиатские республики для нас — заграница. Поставки дешёвого хлопка-сырца оттуда прекращены. За него наша страна теперь вынуждена платить валютой по цене до двух тысяч долларов за тонну. А закупать ежегодно приходится свыше 400 тыс. тонн. Но даже такие объёмы закупок не удовлетворяют потребность в хлопковом волокне. В связи с этим за последние годы доля лёгкой промышленности в объёме промышленной продукции страны не превышает 1,5%. Для сравнения скажем, что в развитых странах этот показатель доходит до 6–8%.

Учёные решают проблемы

А почему бы не возродить отечественное хлопководство? Где, как не тут, пригодится опыт ставропольских учёных. Вот уже более 20 лет они совместно с коллегами из Всероссийского научно-исследовательского института растениеводства имени Н. Вавилова ведут плановые исследования по разработке научных основ возрождения российского хлопководства.

Какие же конкретные проблемы решают учёные? Прежде всего, пытаются вывести скороспелые средневолокнистые сорта хлопчатника, которые бы на богарных землях давали не менее 15 центнеров хлопка-сырца, а на орошении — по 20–25 центнеров.

И всем этим требованиям отвечают уже выведенные здесь шесть сортов хлопчатника. Это скороспелые сорта, которые по качественным характеристикам ничуть не хуже китайского или узбекского хлопка.

В сегодняшней структуре посевных площадей в крае доля зерновых культур выросла до 75%. Причём сеют в основном озимую пшеницу. Учёные предупреждают: такой перекос может привести к снижению почвенного плодородия. А хлопководство даже в условиях неорошаемого земледелия в полтора-два раза эффективнее озимой пшеницы. Оказывается, выращивать даже по 10 центнеров хлопка-сырца на гектаре это всё равно что получать по 30 центнеров пшеницы. И главное — спрос на продукцию хлопководства не ограничен.

Итак, подходящие сорта хлопчатника имеются, технология разработана, не пора ли переходить от опытов к массовым производственным посевам? Думается, что такое время настало. Однако желающих заняться возрождением хлопководства на Ставрополье наберётся немного. То, что посеяли в нынешнем году, это, конечно, капля в море. Для сведения скажем, в Астраханской области под хлопчатником тоже всего полторы тысячи гектаров. И там первый порыв заметно ослабел. В чём же дело? Оказывается, для возделывания и особенно для уборки хлопчатника в России нет подходящей техники. Если для посева и ухода за плантациями можно применять орудия, которые используются на других пропашных и зерновых культурах, то для уборки коробочек хлопка необходимы специальные комбайны. Нет у нас и машин для так называемой первичной переработки хлопка-сырца.

Выпуском комбайнов для уборки хлопка занимаются в США. Но это далеко, дорого и к тому же — санкции. Могут выручить наши болгарские друзья. Любопытно, что хлопчатник они не выращивают, но машины для сева, культивации и уборки «белого золота» выпускают. Кстати, к ним когда-то уже обращались ставропольские хлопководы.

Признаюсь, что никогда раньше не видел, как работает их хлопкоуборочная машина. Оказывается, дело это довольно хлопотное. Так уж принято: хлопок убирается в два приёма. Комбайн регулируется таким образом, что убирает только раскрывшиеся коробочки, а это примерно немногим более половины урожая. Оставшиеся коробочки убираются за второй приём после того, как раскроются.

А знаете ли вы, уважаемые читатели, что джинсовую ткань, в которую одевается более половины человечества, делают из хлопка? За что люди полюбили хлопок? Прежде всего, за красоту ткани, гигиеничность и практичность. Но хлопок — это не только ткани. Из него получают свыше 200 наименований продукции, поэтому он по праву считается одной из ведущих культур мирового земледелия. Это вторая в мире культура по производству растительного масла. Причём по своей ценности оно стоит рядом с оливковым маслом. А ещё из хлопчатника вырабатывают кормовой белок. Растение является прекрасным медоносом. Наконец, из хлопчатника получают замшу, фетр, кирзу, ткань для парашютов, порох, линолеум. Словом, хлопок — культура и в самом деле — стратегическая. Вот почему правительства тех стран, в которых есть хотя бы малейшая возможность для выращивания хлопчатника, не раздумывая, финансируют это благое дело, создают материально-техническую базу для развития хлопководства.

Хлопководство возродится

На Ставрополье хлопководство развивается, прежде всего, благодаря энтузиастам. Один из них — Алексей Абалдов. Он трудится ведущим специалистом в Ставропольском информационном консультативном центре, а ранее почти 18 лет возглавлял опытную селекционную станцию Российской сельскохозяйственной академии в Будённовске. Он из тех, кто занимался выведением новых сортов хлопчатника, способных на землях Ставрополья давать хорошие урожаи. В 2010 году им выпущен солидный труд «Опыт и проблемы возрождения российского хлопководства». Именно Алексей Николаевич был инициатором и руководителем программы научного обоснования возрождения экономически эффективного хлопководства на Ставрополье. Он убеждён в том, что рано или поздно российское хлопководство будет восстановлено. А ещё считает, что потенциал площадей, пригодных для выращивания хлопчатника, только в нашем крае составляет не менее 100 тыс. гектаров, а на юге России таких земель наберётся более 35 тыс. гектаров. Это без Крыма. Удобными для выращивания хлопчатника регионами, кроме Ставрополья, являются Краснодарский край, Астраханская область и Дагестан. А в мире выращиванием хлопчатника занимаются 89 стран. Самыми крупными производителями хлопчатника являются Китай, на долю которого приходится 25% мирового объёма, на втором месте — США, производящие 21%, третье место — у Индии, она производит 12 % хлопчатника Активно занимаются хлопководством в Пакистане, Египте, Бразилии, Турции. Кстати, современный мировой рынок хлопка характеризуется превышающим объёмом потребления над уровнем мирового производства. А это лишний раз говорит о том, что и в нашей стране хлопководство надо возрождать. Этого требуют интересы государства.

Николай ШЕБАЛКОВ

Фото Виктора Нестеренко

Комментарии
Наверх