№ 38 (3717) 26.09.2018  

НЕ ПРОПАВШИЙ БЕЗ ВЕСТИ

Внучка нашла следы своего деда, погибшего на войне

Семью Серегиных из села Ивановского знаю много лет. Замечательная работящая семья. Муж, Виктор, ремонтирует бытовую технику. Слывет в этом деле хорошим специалистом. А жена, Наталья, домохозяйка, то есть официально не работающая. Но на самом деле работает и еще как. Она много лет выращивала перепелок, другую декоративную птицу, даже павлинов.

Помимо этого у нее всегда ухоженный огород, на котором растут прекрасные овощи, а на плодовых деревьях — несколько сортов яблок и груш. Сейчас с птицей пришлось расстаться, так как упал спрос из-за снизившегося уровня жизни населения. Но Серегины нашли другое занятие – осваивают другой бизнес. Желая справиться о делах, позвонил недавно Наталье. А она мне вдруг и рассказывает, что нашла следы своего деда, пропавшего без вести на войне. А сама плачет в трубку. Уговорил я ее рассказать подробнее эту историю.

Любовь, как в сказке

Федор Иванович Прилипко – так звали дедушку Натальи по отцовской линии. Он уроженец села Дащенки Варвинского района Черниговской области. Как говорит Наталья, это ее хохляцкая линия. А по маме она Сафонова, из села Лиман Ипатовского района. Вот сюда-то и прибыл в конце 20-х годов Федор Прилипко. Он 1914 года рождения. То есть на Ставрополье приехал еще мальчиком вместе с бабушкой. Родителей к тому времени у Феди уже не было, сирота. При каких обстоятельствах умерли родители деда, Наталья не знает. Видимо, не от хорошей жизни. Вот за лучшей долей бабушка и привезла внука в наши благодатные края. Но вскоре умерла, и Федя остался круглым сиротой.

Воспитывался в детском доме, где получил неплохое по тем временам образование и выучился на шофера, что в 30-е годы было престижно.

Парень неплохо зарабатывал, и мог бы считаться хорошим женихом. Да в селах всегда настороженно относились к чужакам, а тем более без роду, без племени.

А Федору нравилась красавица Анна Сафонова, которая и на него поглядывала украдкой, но никому в своей симпатии не признавалась. Одна подруга однажды на посиделках так и сказала ей: «Ты вон какая красавица, парни по тебе сохнут, но – гордая. Смотри, а то в девках засидишься». Аня на это ей вдруг и сказала: «А кто первый посватается, за того и выйду».

Приходит домой, а там сидит Федор. Отец и мать взволнованные: «Тут, Аня, такое дело. Жених к тебе свататься пришел».

Она и вспомнила свое обещание, к тому же Федя ей симпатичен был. Так и сыграли свадьбу.

А потом пришла настоящая любовь. Федор души не чаял в молодой жене. Много работал, чтоб в доме достаток был. И родители Анны его полюбили. Безродный сирота, а, вишь, какой додельный! И подружки Анны удивлялись, завидуя: «Кака любовь!» Вскоре у молодых родился сын, будущий Натальин отец, Анатолий Федорович.

Но Федора призвали в армию. А там началась финская война, за ней и Отечественная…

И ни дна, ни покрышки

В конце 1941 года Анна получила похоронку, в которой было написано, что Федор пропал без вести в Карелии. Она не хотела верить и до конца своих дней не смирилась с этой потерей. Каждый год на 9 Мая белила хату, а вдруг вернется ее Феденька домой, но чуда не случилось.

— Бабушка много рассказывала мне о дедушке, о том, как любили они друг друга, — вспоминает Наталья, — но все равно у меня осталось чувство вины, что я мало задумывалась над этой историей, мало знаю о жизни моих родственников. Поэтому и начала поиски следов деда.

Она обращалась в Ипатовский районный архив, где ей помогли искренне, предоставив всю информацию, которой располагали. Увы, она весьма скупа. Немного удалось узнать и в архиве министерства обороны в Подольске. Может, так мало документов сохранилось, потому что Федор Прилипко служил в 37-й дивизии НКВД, а многое, что связано с этим ведомством, и тогда и даже сейчас еще засекречено. Наталья много времени проводила в интернете, общаясь с поисковиками. Сама помогала некоторым людям добыть сведения о погибших родственниках. Она уверена, что когда стала помогать другим, то и ей открылось. Поисковики помогли выйти на руководителя поискового клуба из Карелии Александра Николаевича Осиева.

— Это удивительный человек, страстно увлеченный своим делом, он обладает огромной информацией о событиях Великой Отечественной войны на территории Карелии, — говорит Наталья, — Александр Николаевич и прислал мне материалы, пролившие свет на судьбу моего деда.

Виктор, муж Наташи, на компьютере показал мне документы, присланные Осиевым. Это выписка из Подольского архива о безвозвратных потерях, где есть имя Федора Прилипко. В них значится: убит 2.11.1941 года. Особенно ценные сведения содержатся в донесении о ходе боевых действий в районе села Пиндуши близ города Медвежьегорска. Признаться, я не ожидал, что была такая форма отчетов для вышестоящего командования, где подробнейшим образом описывались боевые действия. Это – хроника войны, читая которую сегодня можно окунуться в то время, прочувствовать его дух, словно сам побывал на фронте. Осиев прислал и схему обороны полка, в котором служил Федор Прилипко. Это был его последний бой.

Так почему пропал без вести? Да потому, что нет сведений, где похоронен. А об этом стоит рассказать подробней.

В начале 50-х годов Анна была на ярмарке в Ростове, где встретила одного земляка, который рассказал ей, что служил вместе с Федором. По его сведениям, Федора в том бою не убили, а ранили. Всех раненых отправляли в госпиталь, находящийся в Медвежьегорске, куда были доставлены и Федор, и тот самый земляк, рассказавший эту историю. Вдруг налетела финская авиация, Финляндия тогда была союзницей Германии, и стала бомбить госпиталь, несмотря на то, что на крыше был изображен красный крест. Федор, будучи ходячим, помогал выносить раненых. Вместе с санитаром он вошел в один из корпусов, и как раз в это самое время туда попала бомба.

Бабушка, рассказывая эту историю Наталье, не смогла объяснить, где это происходило. Видимо, поэтому в Натальиной памяти и стерся этот эпизод. Осиев помог соединить рассказ бабушки с конкретными событиями.

Он выяснил, что факт попадания бомбы в госпиталь действительно был, а погибший там санитар Андрей Никитин был похоронен в 25 метрах от этого места, у поликлиники Балтийско-Беломорского канала. Там же был захоронен и неизвестный боец. Не Федор ли Прилипко? Осиев считает, что с большой вероятностью это можно предположить.

А был ли брат?

Но точку в этой истории ставить рано. Осиев нашел в архивах еще одного Прилипко, Степана Ивановича, 1925 года рождения, призывавшегося на фронт из того же села Дащенки Варвинского района Черниговской области.

— А не брат ли он Федору? — предположил Александр Николаевич. В пользу этой версии говорят следующие факты.

На Степана Прилипко имеются наградные листы, где есть краткие сведения о его биографии. В графе родители – пропуск, заклеенный белой полоской бумаги. Значит, тоже сирота, как и Федор? По «Книге памяти» удалось выяснить, что Степан Прилипко жил позже в Сумской области, потом его награждали в 1985 году медалью. Он тогда проживал в Полтавской области, Перятинский район, село Верхояровка. Вряд ли он сейчас жив. А вдруг? А может, там живут его потомки, дети, внуки?

— Как хочется узнать подробности. Меня так и подбивает найти на Украине поисковиков, которые помогли бы нам узнать хоть что-нибудь из жизни Степана Прилипко. Но останавливает известная ситуация на Украине — пересмотр истории, в том числе и событий Великой Отечественной войны. Боюсь подставить людей, которые возьмутся помогать нам.

Вот такая удивительная история, у которой, надеюсь, будет и продолжение.

Сергей ИВАЩЕНКО

Фото автора и из архивов семьи Серегиных

Комментарии
Наверх