№ 47 (3726) 28.11.2018  

СВОЙ ЗАКОНЧИЛИ ПОХОД

Сто лет назад завершилось Ставропольское сражение

Эту битву в октябре – ноябре 1918 года Антон Деникин – один из лидеров Белого движения, главнокомандующий Добровольческой армией — называл решающей всей кампании (Второго Кубанского похода), приведшей к разгрому основных сил красных и освобождению от большевиков Кубани и Ставрополья.

Офицерский мятеж

После установления власти Советов в начале 1918 года в Ставрополе начались аресты и казни чиновников, военных, интеллигенции. Ответом на жестокость большевиков к представителям прежнего режима стало появление в столице губернии тайной офицерской организации. Организацию возглавляли полковник Павел Ртищев и его младший брат — поручик Петр Ртищев. Число заговорщиков достигало 400 человек. В ночь с 9 на 10 июня офицеры попытались захватить власть в городе, но восстание провалилось. Многие выступившие погибли в ходе боя либо были схвачены красноармейцами и расстреляны. Братья Ртищевы с группой мятежников с боем вырвались из города. Но потом и они были схвачены и публично расстреляны в Ставрополе.

Подавив офицерское восстание, большевики стали действовать еще более жестоко. Тем временем к Ставрополю двигалась Добровольческая армия. Под напором превосходящих сил противника красные вынуждены были оставить город. 21 июля 1918 года в Ставрополь без боя вошел отряд генерала Шкуро, а за ним и части армии Деникина.

Корниловцы не помогли

В конце октября перед Таманской армией, боевой путь которой писатель Александр Серафимов отобразил в романе «Железный поток» – крупным соединением красных, действовавшем на Юге России, стояла задача соединения с другими красными частями. Командование армии, которая базировалась в районе станицы Невинномысской, решило двигаться в направлении Ставрополя.

23 октября таманцы выступили на север. Они надвигались на город двумя колоннами. Этому наступлению противостояли подразделения белых дивизий численностью около полутысячи штыков и 250-300 сабель. Ставрополь обороняли части, которыми командовал Михаил Дроздовский.

«Дроздовцы» идут в атаку

Дроздовская дивизия была одним из самых надёжных и боеспособных соединений Добровольческой армии. Даже враги признавали за дроздовцами высокую организацию, дисциплинированность и устойчивость в самых тяжелых боях. «Малиновую» дивизию (дроздовцы носили малиновые фуражки и малиновые погоны) бросали на самые сложные участки фронтов.

На подмогу Дроздовскому из Торговой в Ставрополь был переброшен Корниловский ударный полк – также одно из лучших соединений Добровольческой армии, состоявший из офицерской роты имени генерала Корнилова (генерал уже был убит к тому времени) в составе 250 штыков и трех солдатских батальонов. Корниловцы носили черные мундиры с белыми кантами и чёрно-красные фуражки с серебряным черепом и костями. Тех же цветов и с той же символикой были погоны корниловцев. Черный цвет означал траур по загубленной большевиками стране, красный — борьбу за свободу.

Для успокоения населения губернского города, которое боялось возвращения красных, корниловцы, прежде чем отправиться на передовую, прошли парадным строем по улицам Ставрополя.

Но подкрепление Корниловским полком не помогло дроздовцам. Действия корниловцев и самурцев (Самурский полк состоял в основном из добровольно перешедших на сторону белых пленных красноармейцев) не имели успеха, белым не удалось вернуть захваченную таманцами гору Базовую. Свыше 600 корниловцев погибло в том бою. В офицерской роте полегло 70 человек из 250. После полудня 27 октября дивизия Дроздовского отступила из Ставрополя.

Как вспоминал потом Антон Деникин в своих «Очерках русской смуты», толпы мирного населения покидали многострадальный город, спасаясь от большевистского нашествия. 28 октября части Таманской армии заняли Ставрополь.

Если б не Сорокин

Как считали большевистские историки, после взятия Ставрополя развить операцию Таманской армии помешал мятеж главнокомандующего Красной армией Северного Кавказа Ивана Сорокина: войска на некоторое время остались без оперативного руководства. Сорокин, недовольный ограничением своей власти, ранее расстрелявший отказавшегося ему подчиняться командира Таманской армии Ивана Матвеева, решился расстрелять и группу руководителей ЦИК Северо-Кавказской советской республики и крайкома РКП(б). 21 октября в Пятигорске советские и партийные лидеры были казнены. Эта расправа заставила большевиков собрать 2-й Чрезвычайный Съезд советов Северного Кавказа. 27 октября съезд объявил Сорокина вне закона, назначив новым главкомом Таманской армией Ивана Федько.

Не получив поддержки в войсках, Сорокин бежал из Пятигорска. 30 октября он и его штаб были задержаны в районе Ставрополя кавалеристами Таманской армии. Бывшего главнокомандующего и его окружение заключили в ставропольскую тюрьму, во дворе которой 1 ноября Сорокин был расстрелян.

Антон Деникин, впрочем, высоко оценивал воинские способности казненного красного главкома, проявленные им во время боев за Екатеринодар летом 1918 года. Белый генерал считал, что Советы в лице Сорокина потеряли талантливого военачальника.

Город в кольце

Среди участников Ставропольского сражения фигурирует один из самых известных лидеров Белого движения – Петр Врангель. Пока его соратники бились под Ставрополем, «черный барон» (черный потому, что постоянно носил черную казачью черкеску с газырями) со своей дивизией разгромил на Урупе армавирскую группу красных, а генерал Покровский взял станицу Невинномысскую. Эти успехи Врангеля и Покровского вызвали большой подъем в Белой гвардии. Добровольцы несколько отдохнули и пополнили свои ряды. Генерал Боровский 4 ноября принялся наступать по всему фронту. Хоть и с тяжелыми потерями, но белогвардейцам удалось дойти до самой окраины Ставрополя.

На другой день бой продолжался, состоявший из офицеров полк дивизии Дроздовского в результате стремительного наступления овладел монастырем Иоанна Предтечи и частью предместья города.

Дальше, однако, белые продвинуться не смогли. 6 ноября красные неоднократно переходили в контратаки, особенно настойчиво они действовали против 3-й дивизии Дроздовского и Корниловского полка. Обе стороны понесли тяжелые потери, и наступление белых захлебнулось.

Антон Деникин

Деникин к тому времени получил возможность бросить все силы Добровольческой армии на Ставрополь: другие его дивизии, которые вели бои на левом берегу Кубани, закончили свои операции. Барона Врангеля и генерала Казановича Деникин вызвал на совещание в Армавир, чтобы выработать эффективный план взятия города.

К 11 ноября Врангель, разбив большевиков у Сенгилеевской, подступил к Ставрополю с запада. Казанович занял гору Недреманную. Покровский, сбивая арьергарды противника, дошел до горы Холодной, что в 10 километрах к юго-востоку от Ставрополя.

Расположившаяся в городе Таманская дивизия постепенно охватывалась кольцом деникинских войск.

По свидетельству Врангеля, это тактическое положение внесло крайнюю нервность в ряды большевистских войск. Город был забит тысячами раненых и больных. И каждый новый день увеличивал их число. Все пути подвоза были отрезаны. Как утверждал потом барон, некоторые части красных намеревались тайно сдаваться противнику, но позади позиций были поставлены пулеметы.

Красные попытались прорвать блокаду, и 11 ноября таманцы крупными силами обрушились на позиции генерала Боровского, отбросив на два километра 2-ю дивизию. На прочих участках многократные атаки противника успеха не имели. Этот день стоил очень больших потерь и добровольцам, и красным.

Жестокий бой в тумане

12 ноября измученные таманцы атак не предпринимали, но на следующий день им все же удалось прорваться. На рассвете был сильнейший туман, даже в двух шагах ничего нельзя было рассмотреть. Таманцы громадными силами атаковали позиции 2-й и 3-й дивизий, заставив поредевшие части добровольцев отступать. В густом тумане перемешались красные и белые. Бой был очень жестоким, и обе стороны несли огромные потери.

Таманцы, прорвав окружение, поспешно стали перебрасывать свои тылы в направлении села Петровского.

К полудню 15 ноября красных не осталось в городе, кроме пленных и раненых. По словам Деникина, после большевиков в городе осталось 2,5 тысячи трупов, которые не были погребены, и до 4 тысяч раненых, которых оставили на милость Добровольческой армии. Пленено было 12 тысяч красноармейцев.

Взятием Ставрополя конец битве не настал, остатки красных частей продолжали упорно сопротивляться. Еще несколько дней в окрестностях города шли бои, и только 20 ноября белым удалось добиться успеха: части таманцев, сосредоточившиеся в районе сел Тугулук, Дубовка и Пелагиада, были окружены, разбиты и обратились в бегство. Их преследовал в направлении села Петровского конный корпус под начальством генерала Врангеля. Красноармейцев, отходивших на Старомарьевское и Бешпагир, преследовали части Покровского и Шкуро.

Победа дорогой ценой

У Добровольческой армии не было возможностей довершить разгром красных. Потери в сражении за Ставрополь были ужасающими. После этих боев Корниловский ударный полк был отправлен на отдых и пополнение в Екатеринодар. Возглавивший полк 14 ноября, после гибели полковника Индейкина, капитан Скоблин получил под свое командование всего 220 штыков, а к 20 ноября их осталось уже 117. Всего с начала Второго Кубанского похода и до отправки в Екатеринодар потери Корниловского полка составили убитыми и ранеными 2693 человека.

Победой в Ставропольском сражении Добровольческая армия закончила Второй Кубанский поход. В боях под Ставрополем, а также под Армавиром, были разгромлены основные силы большевиков на Северном Кавказе. Белые заняли Кубанскую область и значительную часть Ставропольской губернии. Но Таманская армия не была уничтожена и через некоторое время, оправившись, вновь превратилась в мощное соединение Красной армии.

В начале 1920 года ситуация в ходе Гражданской войны на Северном Кавказе стала меняться в пользу красных. После ожесточенных боев 29 февраля 1920 года Добровольческая армия оставила Ставрополь.

Влад БОЧАРОВ

Изображения tamannews.ru

Наверх