№ 51 (3730) 26.12.2018  

НАРУШЕНИЕ ИЛИ ВЫРАЖЕНИЕ АЛЬТЕРНАТИВНОГО МНЕНИЯ

Оскорбления власти в интернете хотят приравнять к мелкому хулиганству. Правильно ли это?

Два сенатора — руководитель комитета СФ по конституционному законодательству Андрей Клишас и его первый зам Людмила Бокова и иже с ними депутат Госдумы — первый зампред комитета по развитию гражданского общества Дмитрий Вяткин внесли в нижнюю палату два законопроекта, которые позволят расценивать как мелкое хулиганство оскорбления представителей власти в интернете.

Поправки планируется внести в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) и в закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации». Авторы новаций предлагают расширить статью 20.1 «Мелкое хулиганство» КоАП, дополнить ее нормой об ответственности за распространение в интернете материалов, «в неприличной форме выражающих явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам, Конституции и органам государственной власти». Мелкое хулиганство, между прочим, наказывается штрафом от одной до пяти тыс. рублей либо административным арестом до 15 суток.

Другие поправки ограничат доступ к оскорбительным материалам, если они предназначены для неограниченного круга лиц. Генпрокуратура получит право требовать от Роскомнадзора внесудебной блокировки такой информации.

Авторы законопроектов напоминают в пояснениях к документам, что российским законодательством уже предусмотрена ответственность, как административная, так и уголовная, за публичное надругательство над государственными символами и оскорбление представителей власти. И у них нет сомнений, что аналогичные правила должны действовать и в отношении интернета, являющегося публичным пространством.

Что тут можно сказать? Оскорбление – это одно, критика – другое. Многие думают, что обзывание нецензурными словами какого-то носителя власти за его неправильные, с их точки зрения, действия — это критика. С другой стороны, те, кого критикуют, часто даже критику во вполне пристойной форме воспринимают как оскорбление.

Нельзя также в один ряд ставить оскорбление государственных символов, можно сказать священных, выстраданных поколениями россиян, и оскорбление органов власти, которые могут представлять люди даже не вполне достойные.

А если представитель власти брякнет такое, что народ оскорбится? В последнее время сие часто происходит: чиновники совсем перестали «фильтровать базар». За языком, простите, перестали следить.

Давайте тогда вводить штрафы и административный арест для чиновников, обидевших словом, пусть даже неосторожным, какую-то группу населения, пенсионеров, к примеру, или малоимущих. Для депутатов, оскорбивших своих избирателей. Причем к размерам штрафов государственных мужей применять поправочные коэффициенты, учитывающие размеры их астрономических зарплат.

Остается надеяться, что сомнительные законодательные инициативы будут адекватно оценены остальными народными избранниками и все останется как есть. Некоторые пользователи сети, впрочем, уже готовы к введению новшеств, согласны отказаться от грубых нецензурных выражений и переходить на сарказм. Кто-то из опасения попасть на штраф или административный арест задается конкретным вопросом: оскорбятся ли члены Совета Федерации, если их в интернет-комментариях называть одним словом, убрав два последних?

А «СГВ» поинтересовались у местных экспертов, что они думают по поводу инициативы парламентариев.

Забыли о палочной системе

Председатель Ставропольского регионального отделения партии «Яблоко», координатор Центра гражданских инициатив СКФО Валерий ЛЕДОВСКОЙ:

— Да, некорректные высказывания в адрес политиков, чиновников имеют место в интернете. Интернет — свободная среда, там допускаются высказывания более жесткие, чем в реальности. Правила какие-то, возможно, нужно вводить, но не в условиях, когда существует балльная (в народе — палочная система) система в МВД, когда для выполнения спущенного сверху плана полиция фабрикует административные дела по мелкому хулиганству.

В частности, в Ставрополе задерживается 30 человек в сутки по этой статье. В год получается около 3% населения города, включая стариков и детей. При этом люди стесняются обжаловать, платят эти небольшие – от 500 до 1,5 тыс. рублей — штрафы. Меня самого в 2016 году задерживали, и мы потом полгода доказывали, что дело было сфабриковано.

И не тогда, когда отсутствует политическая конкуренция. Когда идет давление официальной точки зрения, и очень редко допускается альтернатива. Все знают, какая сейчас ситуация в регионах, как люди недовольны властью и что про нее пишут. Высказываясь в интернете, люди пытаются выразить какое-то альтернативное мнение. А пишут такое, что можно подвести и под более серьезную статью.

Наоборот, нужно принимать те законы, что допускают критику власти, особенно конструктивную, поддерживают и развивают политическую конкуренцию. Сначала нужно создать возможности качественного диалога между властью и обществом, а потом вводить какие-то правила, которые должны быть одинаковы для всех субъектов этих отношений.

За слова нужно отвечать

Руководитель регионального отделения партии «Родина» Михаил СЕРЕДЕНКО:

— Я против лжи в интернете. Если ты кого-то оскорбляешь, то должен отвечать за свои слова. Как можно оскорблять, не имея подтвержденной информации? Зачем будоражить общество? Если я говорил раньше о каком-то конкретном чиновнике, что он не имеет морального права занимать муниципальные и государственные должности, то я это подтверждал. Приводил факты. И сейчас готов подтвердить.

Во власти ведь не все идиоты, добропорядочных и здравомыслящих людей немало. Если ты такой умный и тебе есть что сказать оппоненту, скажи ему в глаза.

Бесперспективная затея

IT-специалист Вадим КОНОНОВ:

— На первый взгляд эта идея из разряда «за все хорошее против всего плохого». Но авторы предлагаемой нормы, похоже, слабо представляют устройство информационной среды и просто захотели немножко постращать интернет. Такую норму можно было бы реализовать, к примеру, при наличии у каждого пользователя электронного паспорта. Но если бы у каждого в сети интернет был электронный паспорт, думаю, что количество сетевых хулиганов сильно снизилось бы и без специальных мер. Одно дело — ощущать свою неуязвимость и делать «мемчики» про государство, власть и Конституцию и другое — подписываться под эмоциональным заявлением своей электронной подписью.

А в нынешних условиях ничем, кроме избыточной нагрузки на сети, генпрокуратуру, суды и Роскомнадзор, введение такой нормы не закончится. Потому, что реализация положения данной статьи приведет к тому, что огромные структуры будут вынуждены реагировать, образно говоря, на каждый «чих». При этом нужно будет оценивать, делать заключения, открывать и закрывать дела, контролировать исполнение. Блокировать ресурсы, управление которыми находится далеко за пределами страны. И есть крупные сомнения, что контроль и оперативное документирование такого рода правонарушений вообще реализуемо на практике, имея в виду сугубо технические сложности. А в действующем законодательстве для противодействия клевете, всяким там диффамациям и оскорблениям и без того достаточно статей и положений. Остается их применять в действительно значимых и реально угрожающих правопорядку случаях антигосударственной агитации в сети интернет.

На мой взгляд, эта инициатива совершенно провальная и не имеет перспективы.

Всё нужно учесть

Председатель правления Ставропольской краевой общественной организации защиты прав граждан и потребителей Лейла САРОЯН:

— Я против таких изменений в законодательстве. У нас уже предусмотрены наказания за оскорбление власти, личности и за клевету на граждан и должностных лиц. К ним, я думаю, относятся и нарушения, опубликованные в интернете и социальных сетях.

Просто надо сделать так, чтоб действующие законы работали.

В случае принятия данных поправок возникает вопрос, кто и как будет определять, где явное оскорбление представителя органа власти, а где — здоровая критика.

Боюсь, не приняли бы закон с двусмысленным определением и все, кто захочет выразить свое недовольство и покритиковать, будут привлечены к ответственности как за оскорбление. Надеюсь, что законодатели это учтут.

Влад БОЧАРОВ

Фото из свободных источников

КСТАТИ

В 2018 году количество уголовных дел за комментарии, репосты и публикации в интернете в стране резко увеличилось. Самой «популярной» среди таких дел стала статья о возбуждении ненависти или вражды. В октябре глава государства предложил смягчить наказание за репосты. Соответствующим законопроектом предусмотрена замена наказания за первое нарушение по этой статье с уголовного на административное.

«НЕ ВИЖУ НИЧЕГО ОСОБЕННОГО»

Президент страны Владимир Путин одобрил наказание за оскорбление чиновников в интернете.

Путин не считает избыточным введение наказания за оскорбление государства, органов власти и государственных символов в интернете. «Не вижу ничего особенного», — отметил Президент на своей недавней традиционной «большой пресс-конференции».

Практически во всех странах есть ответственность за поругание флага и других символов государства. Нужно с уважением относиться к своей стране.

Путин считает, что есть правила, которые нужно соблюдать везде: «Если есть ответственность вне интернета, то она должна быть и в интернете. Чем отличается поведение в интернете от того, что за границами? Это тоже общество».

Владимир ФИЛАТОВ

Комментарии
Наверх